Египетская пронизь-амулет из Краснодарского края

В 2021г. экспедицией ООО «Центр реставрации и сохранения памятников» под руководством А.Г. Шереметьева был раскопан курганный могильник «Динская 29». Среди обнаруженных почти двухсот погребений разных эпох было исследовано сарматское детское погребение, в котором был только развалившийся лепной сосуд и возле головы лежала маленькая пронизь-амулет из египетского фаянса, изображающая лежащего льва.
Египетский фаянс ‑ это искусственный материал, первоначально изобретенный в Междуречье, но достигший расцвета и широкого признания в Древнем Египте около 5 тыс. назад. Материал существенно отличается от современного фаянса, в составе которого есть глина. Египтяне использовали другую технологию и рецептуру. Условно египетский фаянс можно назвать разновидностью стеклокерамики.
Для изготовления фаянса использовался толченый кварц, в который добавляли соду и поваренную соль. Полученная масса формовалась, покрывалась глазурью и обжигалась. Получался очень прочный твердый материал, а цветная глазурь придавала ему декоративные свойства. Глазурь также изготавливалась из порошкообразного кварца в смеси с древесной золой и содой. После обжига получалось блестящее стекловидное покрытие.
В качестве красителя использовался малахит, а наиболее популярным цветом глазури был синий, голубой или зеленый, подражающий окраске драгоценных камней.
Чаще всего из фаянса изготавливали небольшие предметы: бусы, бисер, подвески, амулеты, маленькие статуэтки. Именно такие изделия пользовались спросом во всем Древнем мире, и Египет был основным поставщиком фаянса до III в. н.э., в том числе и в Северное Причерноморье. Главным центром производства фаянсовых изделий был египетский город Навкратис. В Черноморский регион эти предметы попадали при посредстве милетской торговли, связывавшей Египет с Грецией, а другим посредником был остров Родос.
Особенности распространения украшений из египетского фаянса среди оседлого и кочевого населения Юга России и Украины позволяет некоторым исследователям предположить, что, возможно, в первые века нашей эры такие амулеты и бусы изготавливали на берегах Черного моря.
Наиболее массовое распространение изделий из египетского фаянса происходит в I-II в. н.э. В это время они встречаются на обширных территориях от р. Дунай до Урала. Основными потребителями были негреческие народы этого региона: поздние скифы, сарматы, меоты. Особенная концентрация таких находок отмечается в Крыму, Прикубанье и на Нижнем Дону. Это можно объяснить тем, что большие греческие города Причерноморья, граничащие с варварскими территориями, были крупными торговыми узлами: Херсонес (Севастополь), Пантикапей (Керчь), Фанагория (п. Сенной, Краснодарский край), Горгиппия (Анапа) и Танаис (хут. Недвиговка, Ростовская область).
Очень востребованными у варварских народов были фигурные украшения из фаянса, которые исполняли роль амулетов-оберегов. Обычно это подвески в виде жука-скарабея, лежащего льва, кукиша и другие. Интересно, что такие подвески изображают преимущественно египетские религиозные символы, например, статуэтки богов Беса и Гарпократа, сфинкса, скарабеи, лягушки, виноградные грозди (как символ женского начала), алтари и тому подобное.
Древнеегипетские культы в эпоху эллинизма широко проникали в среду греческой религии, сливаясь с ее богами, они порождали смешанные синкретические культы. А уже через греческий мир эти верования проникали в мировоззрение и идеологию соседних варварских народов, отражаясь в сюжетах местных амулетов. Незнакомые с мифологией и религией Египта, кочевники также дополняли такие изображения каким-то понятным для себя смыслом и новым идеологическим содержанием.
В нашем случае амулет изображает лежащего на подставке льва. Можно сказать, что это наиболее понятный символ для многих древних народов: лев символизировал силу, власть и царский статус. Скифы и сарматы льва тоже воспринимали как священного животного, а его изображения, по их мнению, обладали защитными свойствами. Таким образом, основной функцией этого амулета была охрана покоя погребенного, т.е. это апотропей, оберегающий от опасностей потустороннего мира.
Больше всего амулетов-оберегов с изображением льва обнаружено в детских погребениях, но встречаются они и в могилах взрослых людей, преимущественно женщин. Частые находки амулетов из египетского фаянса в могилах детей могут свидетельствовать о стремлении обеспечить умершим благополучный переход в иной мир, так как подобные предметы осуществляли связь между мирами, между небом и землей. Вероятно, задачей амулетов была оберегать детей, как в земной, так и в загробной жизни.
Обычно фигурки из египетского фаянса были частью небольших ожерелий из бус и подвесок, или они находились в поясном мешочке. А в случае смерти ребенка амулет сопровождал его в другой мир, как это и было сделано в кургане у станицы Динская. Маленький амулет, сделанный безымянным мастером в далеком египетском городе Навкратис и проделавший длинный путь к северному побережью Черного моря, оказался в итоге в кубанской земле вместе с его маленьким хозяином.

Кочевники-земледельцы средневековья в низовьях Кубани

В августе-октябре 2021г. археологический отряд ОАО «НИПИИ ЭТ «ЭНЕРГОТРАНСПРОЕКТ» и ООО «ЦРСП-ЮГ» под руководством А.И. Юдина провел охранно-спасательные научно-исследовательские работы на двух памятниках археологии «Поселение Красный лес 1» и «Поселение Красный лес 2» в Красноармейском районе Краснодарского края. Через этот район должна пройти автомобильная дорога А-289 Краснодар – Славянск-на-Кубани – Темрюк – автомобильная дорога А-290 Новороссийск-Керчь.
Поселения расположены на Правобережье реки Кубань, на правом берегу р. Ангелинский Ерик, в рисовых чеках. Особенность состояния памятников в том, что на этих территориях неоднократно проводились большие земляные работы, связанные с устройством и использованием полей для возделывания риса и строительством оросительной системы во второй половине XX в.


Значительные участки культурного слоя оказались переотложены и перемешаны, что привело к нарушению естественного расположения археологического материала и трудностям с его определением.
Находки, обнаруженные в слое обоих памятников, практически идентичные, позволяют предварительно очертить период их существования эпохой средневековья (X-XIV вв. н.э.). На стадии историко-архивного исследования предполагалось, что здесь обитало кочевое население и памятники представляли собой зимовья или сезонные стоянки. Однако полученная в процессе археологических раскопок информация противоречит предварительным сведениям.
Стационарных жилищ или других долговременных построек выявлено не было. Это может быть связано с тем, что изучению подверглась только часть поселений, попадающая в зону строительства. Кроме этого, из истории Прикубанья известно, что у многих народов, обитавших в данном регионе в предшествующие эпохи, жилища строились из недолговечных материалов и их остатки обнаруживаются редко. Доказательством постоянного поселения могут служить хозяйственные ямы, дренажные системы и колодцы, а также некоторые категории находок, не характерные для подвижного образа жизни, т.е. кочевников-скотоводов.
На обоих памятниках были обнаружены хозяйственные ямы, которые чаще всего использовались в стационарных поселениях для хранения продуктов, в частности запасов зерна. При раскопках «Красный лес 1» и «Красный лес 2» также было обнаружено 2 колодца.
Среди находок из слоя поселений оказалось значительное количество орудий труда, характерных для земледельцев: серпы, зернотерки и жернова для перемола зерна. Вместе с этим определенное количество находок оказалось связанным с ремесленным производством: многочисленные пряслица, свинцовое грузило, шилья, наперсток, точила и терочники, орудия для обработки дерева и т.д. Среди костей животных, обнаруженных в процессе исследования культурного слоя, преобладают кухонные остатки коровы и лошади.
Исходя из полученной информации, можно попробовать реконструировать происхождение и быт поселений у Красного леса.


История этих мест была очень насыщена событиями. После гибели Боспорского царства в низовьях Кубани неоднократно сменялись кочевые народы: гунны, болгары, хазары. Затем Хазарский каганат был разгромлен русскими дружинами Святослава, и на Тамани появилось Тмутараканское княжество. Позже этими землями заинтересовалась Византийская империя и генуэзские купцы. Прилегающие степи занимали новые кочевые народы: гузы, или торки, печенеги, половцы (кыпчаки). В 1222г. по этому краю прокатились отряды Джебе и Судбея, полководцев Чингисхана, а уже в 40-ч гг. XIII в. северно-кавказские степи вошли в состав Золотой Орды. В 1395г. степи по кубанскому Правобережью со своими войсками прошел Тимур.
Соответственно обитателями поселений «Красный лес» могли быть потомки любого кочевого народа, вытесненные из степной зоны в болотистые равнины Прикубанья. Навыки земледелия бывшие кочевники могли заимствовать, например, от аланов или касогов-адыгов, которые также могли проникать в исследуемый район в поисках нового места обитания.
В этих местах плодородные почвы и благоприятный климат, изобилие воды и относительная близость торговых прибрежных поселений (русских, византийских, генуэзских, а позже ‑ золотоордынских) вкупе с удаленностью от основных путей степных миграций позволяли обеспечить всем необходимым довольно многочисленное население.
Использование комплексного хозяйства, сочетающего стойловое или отгонное скотоводство с земледелием, а также ремеслом и промыслами, например, рыболовством, позволяло обитателям поселения получать излишки продукции и обменивать ее на ремесленные изделия, в том числе привозные, например, бронзовые зеркала или импортную керамику.
Судя по находкам, обитатели поселений пользовались керамикой, изготовленной на гончарном круге, в основном тарной и, в меньшей степени, столовой и кухонной посудой. Лепная керамика встречается редко, что может свидетельствовать об определенном достатке местных жителей. Об этом же говорят находки фрагментов привозных, в том числе византийских, красноглиняных амфор с высокоподнятыми овальными в сечении ручками, красноглиняных бороздчатых амфор, красноглиняных кувшинов с овальными в сечении ручками, а также, возможно, пифосов.


С другой стороны, можно предположить определенную скромность быта местных жителей. Во время раскопок не было обнаружено ни одной монеты, что может свидетельствовать о преобладании здесь натурального обмена. Не было найдено никаких украшений или предметов роскоши, за исключением фрагментов зеркал. Зато часто встречалась керамическая посуда со следами ремонта.
Определить культурную принадлежность обитателей поселений у Красного леса затруднительно. Достаточно ограниченный керамический комплекс определяет широкий хронологический диапазон бытования поселений. В целом, обнаруженные находки укладываются в хронологический интервал X-XIII вв. н.э.
Сложная этнокультурная ситуация этого времени на правобережье Кубани и отсутствие ярких маркирующих находок не позволяют установить точную культурную принадлежность местного населения.
Вместе с тем, археологический материал свидетельствует о жизни вчерашних кочевников-скотоводов, которых вытеснили из северокавказских степей пришельцы, или они сами покинули неспокойные районы и в поисках нового пристанища поселились вблизи низовьев Кубани. На новом месте им пришлось освоить новые виды деятельности и сменить привычный образ жизни.
Раскопки поселений «Красный лес 1» и «Красный лес 2» приоткрывают лишь малую часть истории этого региона в период средневековья, когда в степях Кубани неоднократно прокатывались волны новых народов, вытеснявшие прежних обитателей из привычной среды обитания и заставлявшие их искать себе новое пристанище.

Погребения из раскопок курганной группы «Динская 29». Ч. 3: Новое и Новейшее время

Самыми поздними и многочисленными захоронениями в курганной группе «Динская 29» оказались погребениями Нового и Новейшего времени. Всего подобных погребений изучено 89. Многие погребения отличаются плохой сохранностью скелетов, особенно те, которые были совершены в верхних слоях почвы. Почти все погребения были сконцентрированы в курганах №№ 1 и 5, которые образовывали единое вытянутое обширное всхолмление среди полей. Видимо, к этому же времени стоит относить и еще 2 погребения, сохранность которых не дает возможности определить их датировку, но особенности захоронений практически идентичны остальным.

Погребение без гроба

Заселение района станицы Динская началось в конце XVIII в. Сама станица была основана в 1794 г. в числе первых куренных селений Черноморского казачьего войска на берегу Кубани. Суровая и неспокойная жизнь в новом поселении связана с освоением края, населенного горскими народами. Вскоре началась затяжная Кавказская война, в которой местные казаки принимали активное участие.
Возможно, именно на первых этапах жизни станицы курганы, расположенные недалеко от поселения, были выбраны в качестве погоста. Или здесь хоронили обитателей не существующего сейчас хутора. В любом случае, возникшая практика использовать неудобные для сельского хозяйства всхолмления в качестве кладбища продолжалась длительное время.

Медные нательные крестики

Трагические события 1918-1922 гг. ‑ Гражданская война, засуха и голод, конфликты местных жителей с новой властью – могли стать причиной захоронений не на официальном кладбище у станицы, а на отдаленном старом погосте. Еще больше жизней станичников забрали голод 1932-1933 гг. и Великая Отечественная война. Часть умерших и погибших могла также найти последний покой на старом кладбище, на древних курганах.
Четко разграничить погребения Нового и Новейшего времени практически невозможно. Большинство совершено по одинаковому обряду, без каких-либо отличий. В некоторых могилах удалось обнаружить отдельные предметы, оказавшиеся на теле покойных: пуговицы, одежные застежки, нательные кресты, монеты. В ряде случаев (около трети от общего числа) сохранились остатки деревянных гробов и кованные гвозди.

Медные пуговицы

Специфика погребальных традиций пограничных территорий Российской империи в этом районе складывалась из нескольких причин. С одной стороны, в похоронной обрядности казаков наряду с христианскими чертами сохранились элементы древних языческих представлений. С другой, соседство и даже совместное проживание с представителями других народов неизбежно приводило к взаимным заимствованиям. Можно допустить, что какая-то часть населения станицы, не христианская или даже уже крещенная, по каким-то причинам предпочла хоронить своих умерших на старом православном кладбище, на некотором отдалении от населенного пункта.

Костяная пуговица

Так или иначе, большинство погребений Нового и Новейшего времени в могильнике было совершено с учетом христианских требований: головой на запад, поза ‑ вытянуто на спине, без каких-либо посторонних предметов, нередко с использованием гробов. Детских погребений довольно немного, всего 6. Часть захоронений совершена совсем неглубоко, как будто те, кто хоронил, торопились или делали это тайком, либо просто у них не было физических сил выкопать глубокую могилу. Возможно, именно такие погребения стоит считать самыми поздними и связывать их с трагическими страницами истории Кубани 20-30 гг. ХХ века.

Одежные застежки.

Монеты

Погребения из раскопок курганной группы «Динская 29». Ч 2: ранний железный век

Среди погребений, из раскопанных насыпей курганной группы «Динская 29» в 2021 г., к эпохе раннего железного века относилось 12 захоронений. Большинство из них можно уверенно считать сарматскими, а остальные, преимущественно безынвентарные, также относятся к сарматам, либо к местному автохтонному населению района – меотским племенам.

Керамические сосуды

Сарматская археологическая культура раннего железного века занимала обширную территорию степной полосы Восточной Европы, Средней Азии, Приуралья и Северного Причерноморья. Под общим названием «сарматы» подразумевается группа кочевых ираноязычных племен, живших в VII в. до н.э. – IV в н.э. В III в. н.э. сарматское доминирование в Северном Причерноморье закончилось вследствие готской экспансии, а после нашествия гуннов во второй половине IV в. н.э. сарматская культура исчезла как единое целое. Основными занятиями были скотоводство и война. Постоянных поселений у сарматов не было, но на Кубани известны вероятные меото-сарматские городища. Культура представлена подкурганными захоронениями, нередко с разнообразным погребальным инвентарем, в том числе ‑ погребения женщин с оружием.
Меотская археологическая культура (IX до н.э. – II в. н.э.) сформировалась в конце бронзового века на основе местного населения региона. Оседлые племена меотов обитали на территории бассейна р. Кубань, в предгорьях Северо-Западного Кавказа, на Таманском полуострове и Нижнем Дону. Основа хозяйства прикубанских меотов – земледелие, скотоводство, рыболовство, ремесло и торговля. Меотская культура представлена многочисленными укрепленными городищами и курганными могильниками.
Часть погребений раннего железного века в курганах у станицы Динская была без сопровождающего умершего инвентаря, что затрудняет определение их принадлежности к той или иной археологической культуре.


К меотам можно отнести три очень близко друг к другу расположенные погребения в кургане № 3. В могилы сородичи положили керамические сосуды, кроме них в погребениях нашли круглое бронзовое зеркало, сердоликовые и стеклянные бусы и два височных кольца.
Самый разнообразный и многочисленный погребальный инвентарь оказался в сарматских захоронениях могильника «Динская 29». В каждом случае набор вещей, сопровождавший покойного в загробный мир, различен. Иногда он обилен, но без ярких и интересных находок. В других случаях ‑ один-два предмета, но заслуживающих внимания. Например, в кургане № 2 в детском погребении возле ног ребенка был развалившийся лепной сосуд, а возле головы лежал амулет, изображающий лежащего льва. Этот маленький предмет был сделан из так называемого «египетского фаянса», стекловидного материала, чаще всего бирюзового цвета. Такие изделия изготавливали в Египте, и они пользовались большим спросом у народов Северного Причерноморья в античное время.

Фаянсковая пронизь-амулет с изображением лежащего льва

В целом, керамические лепные и гончарные сосуды, украшения (бусы, бронзовые кольца от головного убора и т.д.) и остатки пищи были обнаружены почти во всех сарматских погребениях. В нескольких были найдены пряслица, остатки железных изделий, куски мела, круглые бронзовые зеркала, деталь конской упряжи. Сосуды в ногах покойного в кургане № 4, по-видимому, являлись курильницами, т.к. в них самих и вокруг них лежала мелкая галька и уголь.


Курильницы предназначались для отправления различных обрядов, в том числе погребальных, и несли культовую нагрузку. Традиция воскурений в специальных сосудах появилась еще в эпоху ранней бронзы и сохранялась у многих степных народов долгое время. Практиковали использование курильниц и сарматские, и меотские племена.
Но самым богатым и неординарным было погребение сарматского воина (около II-I до н.э.), обнаруженное в самом высоком кургане. Для погребения была вырыта глубокая прямоугольная яма, над которой были настелены деревянные плахи.

В ногах воина был положен большой бронзовый котел, под которым лежали два гончарных сосуда, бронзовое зеркало и кости животного. Рядом с котлом располагались лепной сосуд, стеклянный двуручный кубок-скифос, несколько железных предметов, бронзовое зеркало.

Часть погребения после зачистки

Возле правого бедра имелся короткий железный меч-акинак и железный крюк. Ножны меча были украшены золотыми обкладками. Вдоль левой ноги лежал чехол для лука и стрел ‑ горит с орнаментированными золотыми накладками и золотой лентой, которая, вероятно, была вплетена в шнур. В горите находились остатки стрел с крупными железными наконечниками. Возле левой руки сохранились золотые накладки на лук.


У головы покойного было обнаружено множество мелких круглых золотых нашивок, вероятно, когда-то составлявших украшение матерчатого или кожаного головного убора. Полы и отвороты верхней одежды, видимо, были обшиты тесьмой с плоской золотой проволокой.
Среди наиболее примечательных находок можно отметить стеклянный скифос, который в древности называли «кубок Геракла». Это предмет греческого происхождения и достаточно редко встречается в захоронениях кочевников. Сохранившихся целыми стеклянных скифосов в погребениях Причерноморья известны единицы.

Характер погребального инвентаря этого погребения позволяет предположить, что у станицы Динская был похоронен знатный воин, возможно, военачальник племени, но вряд ли он был племенным вождем или царем. Для погребения был использован уже существующий курган, а не сооруженный специально для похорон.

Погребения из раскопок курганной группы «Динская 29». Ч 1: эпоха бронзы

Курганная группа «Динская 29» состояла из 4 насыпей разного размера и была полностью раскопана в полевом сезоне 2021 г. экспедицией ООО «Центр реставрации и сохранения памятников» под руководством А.Г. Шереметьева. В процессе проведения охранно-спасательных археологических раскопок было установлено, что в курганной группе было не 4, а 6 курганов. В двух случаях оказалось, что каждый из курганов состоял из двух слившихся со временем насыпей. Самый большой курган имел высоту 6,5 м. Всего было исследовано 191 погребение разных эпох. Полученные материалы укладываются в три хронологических горизонта: эпоха бронзы, ранний железный век, новое и новейшее время.

Процесс раскопок самого большого кургана могильника

Значительная часть погребений курганного могильника была безынвентарной, поэтому определить историко-культурную и временную принадлежность захоронений в ряде случаев можно только по особенностям погребального обряда: положению покойного, его ориентировке и другим признакам.

Идеологические и религиозные представления у народов разных эпох в отношении погребальных традиций сильно отличаются. Например, в некоторых культурах раннего бронзового века погребальный инвентарь встречается очень редко и он достаточно беден не потому, что люди имели ограниченные ресурсы, а согласно их мировоззрению. Точно также позднее ислам и христианская религия не предполагали помещения в могилу каких-либо предметов для загробного существования.

Другие же народы бронзового и железного века стремились обеспечить умершего всеми необходимыми вещами для существования в загробном мире, причем, чем выше был материальный достаток и социальный статус покойного, тем больше погребального инвентаря помещалось ему в могилу.

Поэтому часть погребений можно уверенно отнести к эпохе бронзового века, но затруднительно определить конкретно к какой археологической культуре они относятся.

Все раскопанные курганы могильника Динская 29 были возведены в эпоху бронзового века, потом они использовались другим населением для захоронения своих сородичей. Всего в могильнике насчитывалось 88 погребений эпохи бронзы.

Самые древние погребения в курганах могильника относятся к раннему бронзовому веку и принадлежат народам трех археологических культур: майкопской, ямной и новотитаровской.

Курган 1. Погребение №2 новотитаровской культуры с повозкой

Майкопская археологическая культура была распространена на равнинах и предгорьях Северного Кавказа и Предкавказья в период с середины IV тыс. по начало III тыс. до н.э. Племена этой культуры занимались скотоводством, примитивным земледелием, собирательством, медной металлургией и торговым обменом с соседними народами. Они использовали повозки с цельнодеревянными колесами.

Ямная археологическая культура (около 3600-2300 гг. до н.э.) занимала степную зону Восточной Европы от Урала до Днестра и включала большое количество территориальных вариантов. Основу хозяйства составляли скотоводство, преимущественно кочевое. В погребальных сооружениях этой культуры встречаются остатки деревянных повозок.

Новотитаровская археологическая культура (3300-2700 гг. до н.э.) была распространена на территории Северного Кавказа, Прикубанья и Приазовья. Их основным занятием было полукочевое скотоводство, охота и, возможно, примитивное земледелие. Они вели достаточно подвижный образ жизни, постоянно перемещаясь по относительно небольшой территории в зависимости от истощения пастбищ и времени года. Границами этих кочевий были река Кубань, побережье Азовского моря и степи Прикаспия. Средством передвижением служили четырехколесные повозки.

Курган 1. Погребение №36 новотитаровской культуры с повозкой

У всех названных народов повозкам отводилась особая роль в жизни и смерти, поэтому в погребениях, особенно новотитаровской культуры, они встречаются достаточно часто. В могильнике у станицы Динская в самом большом кургане, который состоял из двух слившихся насыпей, обнаружены 4 погребения с повозками. 3 из них относятся к новотитаровской культуре, а одно предположительно к ямной.

Находки погребального инвентаря были малочисленны, чаще всего в могилах фиксировались остатки подстилки или циновки, на которую укладывалось тело умершего и охра, в виде комочков или посыпки. Было обнаружено несколько лепных керамических сосудов, костяных булавок, костяные бусы и отдельные бронзовые предметы – два шила, височные кольца и подвески.

Самый многочисленный инвентарь содержало погребение новотитаровской культуры в юго-западной части большого кургана. Вероятно, это было основное погребение, над которым был насыпан курган, чья насыпь позднее слилась с соседним, самым высоким курганом № 1.

Это было погребение со сложно устроенной двухуровневой конструкцией могилы, рядом с которой была поставлена повозка. У головы погребенного лежала молоточковидная костяная булавка с резным орнаментом, набор костяных бусин, зуб животного, серебряные и бронзовые подвески. На правой руке, у запястья, был браслет из миниатюрных бронзовых каплевидных подвесок.

Необычной находкой в этом погребении являются костяные бусы, изготовленные, возможно, из костей ископаемой рыбы. Известны примеры использования в качестве материала для изготовления амулетов, украшений и различных утилитарных предметов различных окаменелостей в каменном и бронзовом веках.

В период эпохи средней бронзы в Краснодарском крае произошла смена народов. Основным населением Приазовских степей теперь стали племена катакомбной археологической культуры и синхронные им представители северокавказской археологической культуры.

Катакомбная археологическая культура (XXV-XXI вв. до н.э.) представляла собой ряд самостоятельных, но близких по облику культур степной полосы Восточной Европы от Урала и Северного Кавказа до нижнего Дуная. Племена этой культуры занимались преимущественно кочевым скотоводством, но в лесных районах они могли сочетать перекочевки с содержанием скота в стойлах. Кроме этого они собирали дикорастущие злаки, возможно, даже предпринимались первые попытки самим выращивать зерно. Широко использовали транспортные средства ‑ четырехколесные повозки. Известны долговременные поселения.

Северокавказская археологическая культура (конец III ‑ начало II тыс. до н.э.) была распространена от Калмыкии до Таманского полуострова и делилась на несколько локальных вариантов. Основным занятием носителей этой культуры было комплексное хозяйство, сочетавшее оседлое скотоводство и земледелие.

В могильнике «Динская 29» этой культуры представлено погребениями в всех курганах, а курган № 4 был сооружен носителями северокавказской культуры. Специфика этих погребений ‑ они не содержали никакого погребального инвентаря.

Погребения нового населения (катакомбной и северокавказской археологических культур) несколько отличались от предшествующей эпохи, но сохраняли много общих черт с ними: органическая подстилка под погребенным, использование охры, малое количество погребального инвентаря. Отличия состояли в форме могильных ям, позе и ориентировке покойного, помещение в погребение частей жертвенных животных или заупокойной пищи. В одном случае вход в погребальную камеру катакомбной культуры был оформлен дугообразными прочерченными по плотному грунту линиями.

Среди наиболее интересных находок из погребений эпохи средней бронзы ‑ астрагалы, костяные булавки, миниатюрные бусины из кости, створки морских раковин, маленький керамический сосудик и изделия из бронзы: проколка, подвески и посоховидная булавка.

Несколько погребений, так называемые «пакетные», отличались специфическим оформлением захоронения: расчлененный скелет компактно уложен на дно могилы. Чем вызвана такая традиция и причины ее использования ‑ вопрос дискуссионный.

Пакетное погребение

Этап позднего бронзового века в могильнике «Динская 29» представлен погребениями срубной археологической культурой (XIX-XIV вв. до н.э.). Памятники срубной культуры (поселения, грунтовые и курганные могильники) были распространены в степной зоне Восточной Европы от Урала до Днепра. Основа хозяйства ‑ стойловое и отгонное скотоводство, в отдельных случаях его дополняло примитивное земледелие. Погребальный инвентарь, за редкими исключениями, беден.

Погребение поздней бронзы. Срубная культура.

Всего в курганном могильнике у ст. Динская обнаружено 4 погребения, которые можно определить как принадлежавшие к срубной культуре. Все они были безынвентарными, но определяемые по особенностям погребального обряда.

Астрагал

Любой незначительный на первый взгляд предмет, обнаруженный во время археологических раскопок, может стать источником важной для науки информации. Кажется, какие сведения получить можно, например, из кусочка разбитого еще в древности керамического сосуда, фрагмента кости животного или остатков истлевшей ткани? Археологическая наука обращает внимание на каждую мелочь, как на потенциальный источник информации, в том числе на самые обычные, неприметные и кажется совершенно ничего незначащие находки. Но стоит подробнее изучить рядовой артефакт и открывается целый пласт человеческой истории.

Частыми находками, обнаруженными во время археологических раскопок, являются предметы из костей домашних животных. Среди изделий бытового назначения, орудий труда, украшений и оружия нередко встречаются астрагалы – надпяточные (таранные) кости мелкого и крупного рогатого скота. Практика использования астрагалов в различных целях появилась в глубокой древности и дожила до ХХ в., а где-то существует и сейчас.

Астрагалы

Астрагалы встречаются практически во всех археологических культурах бронзового и железного века, в античном мире, средневековье и применяются до сих пор. Например, в России в бабки играли дети до 50-60 гг. ХХ в.

Впервые фиксируются практики использования астрагалов в период неолита, а широкое применение таранных костей начинается позже, в бронзовом веке, что, вероятно, было связано с развитием скотоводства и связанных с ним традиций. Стандартная форма астрагалов привлекла внимание человека в древности. В чем-то астрагал похож на маленькую фигурку барана, может быть, поэтому он стал ассоциироваться с этими домашними животными и постепенно превратился в его олицетворение, символ. Однако использовались астрагалы не только мелкого рогатого скота ‑ овец и коз, но и коров, свиней, а также кости диких животных – косуль, кабанов, сайги и других.

Астрагалы из раскопок в Саратовской области

Чаще всего астрагалы использовались для детских игр (бабки или альчики), но это только один, самый очевидный, способ их применения. Бараньи или коровьи суставы, оставшиеся после варки мяса, служили не только детскими игрушками, но были средством для гадания, магическими оберегами, украшениями и обладали, по мнению древнего человека, множеством других полезных свойств. Также астрагалы стали предшественниками современной игры в кости.

Стоит отметить, что многие, как кажется на первый взгляд, детские забавы имели прикладное значение – формирование и развитие умений и навыков, необходимых человеку для взрослой жизни. Причем, игры часто имели и ритуальное значение, например, приумножение удачи или благосклонности богов, а также своеобразными возрастными маркерами. Например, период взросления подростка и переход его в категорию взрослого человека сопровождался определенными ритуальными действиями, обличенных в форму особых игр, в том числе и в альчики. Не случайно именно в захоронениях подростков бронзового века археологи обнаружили самые большие наборы астрагалов – до 100-150 экземпляров.

Астрагалы в погребении

И игровые, и ритуальные астрагалы могли подвергаться дополнительной обработке, но разного назначения. Альчики для игры нередко подтачивались или утяжелялись, чтобы игрок мог сделать более удачный бросок. Если эта кость служила для гадания или другого сакрального действия, то на нее могли наноситься специальные отметки и знаки, просверливаться отверстия. В обоих случаях кость могла еще и окрашиваться.

Таким образом, кости (астрагалы, альчики, бабки) оказываются одной из древнейших игр и для детей, и для взрослых. Если о ранних этапах развития и распространения игры в кости можно судить только по археологическим находкам, то от эпохи Древнего Востока и античной цивилизации до нас дошли изображения людей, предающихся этой забаве. Среди играющих были люди самого разного социального статуса, а также немало женщин.

Набор игральных костей был, например, помещен в гробницу Тутанхамона. Из итальянского города Капуя происходит терракотовая статуэтка двух женщин, играющих астрагалами, которая датируется 300 г. до н.э. Известна римская скульптура III вв. н.э., изображающая молодую женщину, играющую в кости (а может быть и гадающую с их помощью).

Не менее ярка картина на фреске I в. н.э. из Геркуланума, на которой изображены пять божественных женщин из греческой мифологии, увлеченно играющие все в те же астрагалы.

Астрагалы из раскопок святилища Малая Сопка

И, наверно уже не как игру, а как символ брошенного жребия, мы можем видеть астрагалы на монете из главного города Киликии (современная Турция): богиня Афродита, бросающая кости. Отчеканена эта монета в 370 г. до н.э.

Монета с изображением Афродиты, бросающей кости

Даже греческие мыслители и ученые не остались в стороне от этого увлечения. Аристотель составил рекомендации по игре в кости, а Геродот, Платон и Софокс предлагали свои версии происхождения этой игры.

Превратившись в азартную игру, кости продолжали пользоваться популярностью во многих государствах Европы, Азии и Африки в Средние века и в Новое время. Параллельно возникали, развивались и распространялись другие игры в виде кубиков и многогранников, подобие шашек, а потом и шахматы. Но астрагалы-альчики-бабки не исчезли, оставшись одной из любимых детских игр практически до наших дней.

Набор астрагалов в могиле

Помимо сказанного, астрагалы демонстрируют связь с миром мертвых. Вариативность использования астрагалов хорошо заметна в погребениях. Их часто помещали в могилу независимо от пола и возраста, но больше всего астрагалов находят в погребениях детей и особенно подростков. Не всегда можно определить: они положены как инвентарь для игры или как обереги.

Также астрагалы в бронзовом веке могли играть роль магического предмета, маркирующего или защищающего границу между миром живых и миром мертвых. Поэтому археологи обнаруживают их на границах жилищ (у стен, углов, входов), а также в ямах и колодцах, которые, очевидно, считались каналами связи с потусторонним миром. Часто астрагалы помещали на перекрытия могил, близ могильных ям, в ровики, т.е. на границы, отделявшие живых от мертвых. Возможно, эти предметы могли использоваться для открытия канала связи с иным миром или его блокирования, а также выступать в качестве символов животных.

Астрагалы в погребении бронзового времени

Интересна особенность астрагалов, как элемента погребального инвентаря. Например, для погребений взрослых обоих полов типичным следует признать наличие 1 астрагала в могиле, а в погребениях детей и подростков часто помещали в могилу целый набор астрагалов, из нескольких десятков, а то и сотни-полутора костей. Здесь представляется, что астрагалы с древности могли восприниматься как знак особого статуса, или важный атрибут гадательной практики, либо как амулет-оберег.

Связь игры и гаданий, где результат жребия считался волеизъявлением богов, очевидна. Результат игры, например, в Древней Греции считался божественным промыслом. Костяшки стали одним из оберегов, которые должны были принести удачу его владельцу. Не зря древнегреческие мифы приписывают создание игры в астрагалы самому Зевсу, который и сам был не против в нее сыграть.

Мраморная статуя молодой девушки, играющей в кости

Как промежуточный вариант между оберегом и бытовым предметом могут выступать украшения. Известны примеры, когда каменным или костяным бусинам придается форма астрагалов. Среди находок античного времени встречаются даже стеклянные астрагалы.

Не стоит забывать, что из-за природной формы самих таранных костей животных, а также ограниченностью выбора материалов человек с древности мог использовать астрагалы для изготовления бытовых предметов утилитарного назначения. Это могли быть застежки, детали простейших музыкальных инструментов или инструменты для натягивания струн, и многое другое.

Таким многоликим предметом оказалась обычная кость, которая часто встречается среди археологических находок от эпохи меднокаменного века до позднего Средневековья.

 

*Мраморная статуя молодой девушки, играющей в кости. Британский музей, Лондон https://joyofmuseums.com/museums/united-kingdom-museums/london-museums/british-museum/the-knucklebone-player/

Фреска с изображением Латоны, Ниобы, Фебы, Гилайеры и Аглаи, бросающих кости. Неаполь// https://mannapoli.it/affreschi/#gallery-8

Монета с изображением Афродиты, бросающей кости // https://hellenismo.tumblr.com/post/107987768321/aphrodite-wearing-long-chiton-and-peplos-around

Терракотовая статуэтка с двумя женщинами, играющими в кости. Капуя // https://commons.m.wikimedia.org/wiki/File:Grup_de_terracota_de_dues_dones_jugant_a_tabes,_exposici%C3%B3_La_Bellesa_del_Cos,_MARQ.JPG

Что такое «камералка»?

Камералка – это место, где проводится камеральная (лабораторная) обработка материалов, полученных во время полевых исследований. Чаще всего камеральные работы проводятся в специальном приспособленном помещении – лаборатории.

Лаборатория

Суть камеральной работы – провести необходимые процедуры по очистке, консервации, реставрации, описанию, систематизации находок, которые были собраны во время полевого этапа исследования. Этот термин широко применяется не только в археологии, но и в геологии, геодезии, биологии и других науках, в которых есть полевые и лабораторные виды работ.

Археология всегда представляется наукой, которая ведет исследования в полевых условиях, проводит археологические раскопки на месте, где в древности жили люди или в местах их захоронения. Но это только часть научного процесса. В полевых работах изучается в первую очередь система напластований древних культурных слоев, остатки построек, погребальных сооружений и других археологических объектов, которые нельзя перенести из места их обнаружения, по крайней мере, в том состоянии, в котором их нашли, куда-либо еще. Все обнаруженные в процессе раскопок артефакты (предметы быта, орудия труда, элементы оружия, заготовки и отходы производства, детали одежды, обстановки и многое другое) тщательно фиксируются и, снабженные специальным паспортом с указанием точного места находки, отправляются на камеральную обработку. Дальнейшая работа по их изучению происходит именно там.

Обработка находок в полевых условиях

По своему значению и важности получаемой информации камеральный этап археологического исследования не менее важен, чем полевые работы. То, что по разным причинам нет возможности тщательно изучить во время раскопок, делается после окончания работ в полевых условиях, в лабораторной обстановке, чаще всего после окончания сезона раскопок.

Пока археологические артефакты в течение длительного времени находятся в земле, вернее под землей или под водой, они подвергаются различному воздействию окружающей среды: давление толщи земли, влажность, химические, физические процессы, в которые вступает материал, из которого сделаны эти предметы. Все это приводит к их неизбежному повреждению, разрушению. Изделия из металлов окисляются, покрываются коррозией, за исключением золота; органические материалы – дерево, ткань, кожа, кости – подвергаются тлению; даже практически вечные стекло и керамика покрываются патиной, известковыми отложениями, а керамические предметы, плохо обожженные, от влажности начинают терять твердость и постепенно рассыпаются.

Обработка материала в полевых условиях

Когда предметы при раскопках обнаруживают археологи, освобождая их из-под толщи земли, они оказываются в новых условиях: другая влажность, солнечный свет, контакт с кислородом. Если сразу не провести необходимых действий, то часть археологических артефактов может быть утрачена. Поэтому предметы, которым угрожает разрушение, подвергаются на месте их обнаружения специальной временной обработке, чтобы переместить находки в камералку или лабораторию, в которой будут произведены необходимые консервационные мероприятия для их сохранения.

Обработка массового археологического материала

В камеральных условиях происходит дальнейшее изучение движимых объектов археологии. Это кропотливая работа, требующая навыков, внимания и аккуратности от научного сотрудника или лаборанта. Первоначально археологические артефакты подвергаются очистке от земли, различных отложений, окислов. После чего они измеряются, зарисовываются, фотографируются, определяется материал, его состав и технология изготовления, сортируется по типологическим и другим особенностям, описывается, заносится в опись.

Консервация в полевых условиях

У каждого действия обработки археологического материала есть своих особенные черты. Например, артефакт зарисовывается в нескольких проекциях, в том числе в разрезе. Если на сосуде или другом предмете есть изображения, орнамент или дополнительные украшения, то они могут рисоваться отдельно.

Важным моментом камеральной обработки является правильная интерпретация обнаруженного предмета, так как в руки ученых чаще попадают уже не те вещи, которые были сделаны человеком много веков назад, а их остатки (фрагменты), поврежденные временем. Не всегда легко понять, от какого предмета этот фрагмент или для каких целей использовался тот или иной артефакт. Нередко для понимания назначения находки и правильной его атрибуции приходится проводить целый научный поиск аналогий в археологической литературе.

Отрисовка находок

Если существует необходимость, то проводятся необходимые консервационные и реставрационные операции. Например, если сосуд был обнаружен разбитым, но удалось обнаружить хотя бы часть его осколков, то он склеивается, т.е. проводится полная или частичная реставрация предмета. Затем происходит поиск аналогий артефактов, их систематизация, определение историко-культурной принадлежности, датировка.

Восстановление керамического сосуда

После окончания камеральной обработки находки передаются в музей для хранения и экспонирования, а полученная научная информация включается в научный отчет по проведенным археологическим раскопкам.

VII научная конференция «Слово и артефакт: междисциплинарные подходы к изучению античной истории». Саратов. Октябрь 2021.

14-17 октября 2021 года в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского прошла научная конференция «Слово и артефакт: междисциплинарные подходы к изучению античной истории». Организаторами конференции выступили кафедра истории древнего мира совместно с Институтом археологии и культурного наследия Саратовского государственного университета и под патронажем Российской ассоциации антиковедов.

Конференция «Слово и артефакт»

На заседаниях конференции было заслушано более 60 докладов, представленных археологами, историками и искусствоведами из научно-исследовательских центров и музеев России, Украины, Румынии. По причине ограничений, связанных с эпидемиологической обстановкой, часть докладов было сделано дистанционно, в онлайн-режиме.

Рабочий момент конференции

Научный сотрудник «ЦРСП» Илья Юрьевич Булкин принял участие в работе конференции с докладом, посвященным одной из находок, обнаруженной в полевом сезоне 2018 г. в Краснодарском крае. Во время раскопок на поселении «Чекупс-2» была исследована хозяйственная яма II-III вв. н.э., на дне которой обнаружены 35 человеческих черепов без нижних челюстей. В результате антропологических исследований черепов установлено, что они принадлежали мужчинам, подросткам мужского пола и женщинам практически всех возрастных категорий. На большинстве черепов зафиксированы следы насильственной смерти и отсечения головы. После помещения черепов в яму, они были присыпаны чистым грунтом, а позднее яма стала использоваться как место сброса мусора. Обнаруженный керамический материал позволяет датировать находку II-III вв. н.э.

Выступление И.Булкина

Автор доклада предложил свою версию причины массовой гибели людей на поселении Чекус-2. По его мнению, жестокая расправа стала наказанием жителей местного населения окраинных земель Боспорского царства за их мятеж против центральной власти, произошедший в середине – второй половине II вв. н.э.

Редкое сарматское погребение

Экспедиция ООО «Центр реставрации и сохранения памятников» под руководством начальника отдела историко-архивных исследований к.и.н. Александра Шереметьева летом-осенью 2021 г. продолжила спасательные археологические раскопки на месте реконструкции трассы М-4 «Дон» в районе станицы Динская Краснодарского края. Всего археологам предстоит исследовать четыре кургана с захоронениями разных эпох.

Курганная группа «Динская 29» состоит из 4 насыпей разного размера, самый крупный из них имеет высоту около 7 метров. Это место использовалось для погребения своих сородичей народами, проживавших здесь, в течение нескольких тысячелетий, начиная с раннего бронзового века и заканчивая началом ХХ в. Было исследовано несколько десятков погребений разных эпох.

Общий вид сарматского      погребения

Самые ранние погребения относятся к началу бронзового века, к ямной археологической культуре, около 3600-2300 гг. до н.э. Именно тогда были сооружены первые насыпи этого могильника. Позднее здесь обитали представители новотитаровской археологической культуры (3300-2700 гг. до н.э.), которые использовали старые курганы для захоронения сородичей, но делали над ними дополнительную насыпь. В последующие эпохи существующие курганы часто использовали другие народы для своих погребений, и эта традиция сохранялась до начала ХХ в., а в некоторых случаях и до настоящего времени. В Краснодарском крае нередко можно встретить большие древние курганы, занятые современными кладбищами.

Сарматский меч

Одной из наиболее интересных находок в курганах могильника «Динская 29» стало богатое погребение сарматского воина (около IIIII до н.э.), обнаруженное в самом высоком кургане. Оно представляло собой захоронение в глубокой прямоугольной яме, перекрытой деревянными плахами, поверх которых лежал большой бронзовый котел. Умершему или погибшему в сражении воину был положен разнообразный погребальный инвентарь. На голове у него был матерчатый или кожаный убор, украшенный круглыми золотыми нашивками. Полы и отвороты верхней одежды, видимо, были обшиты тесьмой с плоской золотой проволокой.

Бронзовый котел

У левого плеча сохранились золотые обкладки, вероятно, рукояти плети, около левой ноги ‑ остатки колчана, от которого остались обкладки из тонкой золотой фольги с тиснеными узорами. В колчане частично сохранились деревянные древки стрел с крупными железными наконечниками. С правой стороны лежал железный меч, также украшенный золотыми обкладками. В ногах воина находились небольшой керамический сосуд и стеклянный кубок-скифос или, как его называли в древности ‑ кубок Геракла, греческого происхождения, достаточно редкий предмет у кочевников. Кроме этого, в погребении были помещены и другие предметы, которые считались необходимыми знатному воину в загробной жизни.

Стеклянный скифос

Найденные предметы сарматского и других погребений сейчас находятся на реставрации и камеральной обработке, после чего будут переданы в соответствии с действующим законодательством в один из музеев Краснодарского края.

Культовый комплекс позднего бронзового века «Малая Сопка» в Ростовской области

В 2017 г. отряд археологической экспедиции АНО «НИЦ» произвел охранно-спасательные раскопки поселения Малая Сопка 1 на юго-западе Ростовской области. Археологический памятник находится на гребне небольшого узкого мыса надпойменной террасы левого берега р. Аюта, недалеко от хутора Малая Сопка, и занимает площадь размером около 100х200 м. Экспедицией изучено 3/4 площади памятника, но среди обнаруженных объектов не было остатков жилых или хозяйственных построек, очагов.

Расчистка одного из рвов

Исследования определили, что комплекс сооружен на рубеже средней и поздней бронзы, скорее всего, представителями бабинской (или культурой многоваликовой керамики) культуры и может датироваться XXXIXXVII вв. до н.э. Всего было обнаружено 10 ритуальных комплексов в виде системы рвов различной конфигурации и 12 других объектов, с ними связанными, в виде площадок со скоплениями керамики, костей животных и каменными плитками. По особенностям изученного материала сложно называть данный памятник поселением. Более правильным будет отнести его к особому виду археологических памятников – культовому месту или святилищу.

Ритуальный ровик святилища

Особенность Малой Сопки в том, что это не святилище в составе поселения или жилища, а весь памятник является святилищем, в котором существовал ряд ритуальных комплексов и площадок. К настоящему времени ‑ это единственный в регионе памятник-святилище рубежа средней-поздней бронзы и времени формирования новой археологической культуры ‑ срубной. Разнообразие и в то же время единство ритуальных комплексов в составе святилища делают памятник уникальным источником для культурологических реконструкций и моделирования процессов формирования срубной культурно-исторической общности на территории юго-востока Европы и сопоставлений с культовыми памятниками Евразии эпохи бронзы.

Ритуальные ровики святилища

В последующие эпохи на месте святилища Малая Сопка периодически появлялись люди, об этом говорят немногочисленные находки хазарского (VIII-X вв.) и золотоордынского (конец XIII ‑ начало XIV вв.) периодов, но постоянного поселения здесь не возникло.

В целом, святилища как особый вид памятников археологии известны с палеолитического времени и до средневековья. Известны ритуальные комплексы в виде кольцевых сооружений в земле или из различных материалов, включая известный Стоунхендж в Великобритании. На общем фоне святилище Малая Сопка также имеет ряд своеобразных черт.

Каких-то ярких и выразительных следов обрядовой практики в виде каменных построек, кромлехов, очагов, кострищ, монументальных стел, ритуальных погребений и т.д. на Малой Сопке не обнаружено. Следует учитывать, что от конструкций святилища остались только его подземная часть, и по оставшимся следам можно определить, что основные сооружения здесь были построены на поверхности земли или лишь частично были в нее заглублены. Соответственно по тому, что осталось практически невозможно произвести достоверную реконструкцию его первоначального облика.

С определенной долей вероятности можно предполагать, что основным для строительства использовалось дерево, тростник и другие недолговечные материалы. На Малой Сопке найдены и несколько других объектов ‑ отдельные выкладки из небольших камней и каменные плиты, около которых обнаружено скопление разбитых керамических сосудов и костей животных.

Можно провести сравнение с монументальными сооружениями Центральной Европы времени конца каменного века и начала бронзового века, получившими название «ронделлы». Это круглые и овальные площадки, окруженные несколькими концентрическими рвами и частоколами и четырьмя входами, расположенными по сторонам света. Ронделлы располагались вне поселений и были постоянным местом, для проведения ритуалов и своеобразным административным центром, тогда как сами поселения периодически переносились на новое место. Часто на этих площадках обнаруживались ямы со следами ритуальных действий и даже человеческими жертвоприношениями.

Определенно можно считать, что на Малой Сопке нашла отражение распространенная по всей Евразии идея организации культового пространства в виде круга с центральным элементом – камнем-жертвенником.

Какого вида культовая практика могла реализовываться на ритуальных комплексах Малой Сопки сказать сложно. Несомненно только одно – она была связана с хозяйственным укладом населения бабинской культуры. Отдельные элементы этих религиозных практик можно проследить по аналогиям с другими культурами. Например, вполне вероятно присутствие на Малой Сопке элементов солярного (солнечного) культа, что проявляется в разрывах, сделанных во рвах.

Зато можно уверенно говорить об отсутствии здесь огненного культа, так как нет никаких следов использования огня в ритуальной практики Малой Сопки. Интересным моментом является наличие здесь максимального количества костей лошади и минимального – костей МРС, по сравнению с другими памятниками этой культуры. Это может свидетельствовать о увеличении роли лошади в культовых обрядах.

Представители бабинской культуры внесли ряд новаций в разные сферы жизни населения степной зоны Восточной Европы. К нововведениям относятся своеобразная каменная архитектура курганов (различные конструкции типа каменных насыпей, панцирей, кромлехов, оградок и вымосток), сооружение растительного настила, выкапывание ритуальных ям (бофров), установка деревянных изваяний и ряд других совершенно новых приемов, демонстрирующих радикальные изменения в ритуальных практиках и мировоззрении бабинской культуры.

Керамический сосуд бабинской культуры

С одной стороны, в религиозно-идеологической сфере можно проследить элементы традиций предшествующего населения региона, например, ямной культуры. Но с другой стороны, совершенно новые приемы и практики говорят о процессе формировании культуры с новой идеологией, и на этом переходном этапе население практиковало разные варианты совершения культовых обрядов, часть которых в процессе становления нового общества не получили широкого распространения. При этом можно утверждать, что в новациях бабинской культуры отчетливо просматривается влияние населения Центральной Европы.

Фрагменты керамических сосудов бабинской культуры

Время формирования бабинской культуры или культуры многоваликовой керамики происходило в условиях резкого изменения климатических условий. Наступал период аридизации, т.е. наступление засушливого периода в восточноевропейской степи и лесостепи, который вынуждал население этих районов менять привычный образ жизни и приспосабливаться к новым условиям. Изменения касались всех сторон жизни древних обществ, включая и религиозно-идеологическую сферу.

   Бронзовое шило

     Костяная пряжка

 

В случае с памятником на Малой Сопке мы имеем дело с совершенно новым видом культового места или святилища населения бабинской культуры. Его главные особенности: вынесенность за пределы поселения или могильника, отсутствие иконографических объектов – предметов поклонения (возможно несохранившихся в силу изготовления из легко разлагающихся органических материалов) и абсолютное отсутствие следов огненных ритуалов. Жертвенниками можно считать каменные плиты, жертвоприношениями – скопления керамики и развалы сосудов, а функции иконографических объектов, вероятно, выполняли комплексы рвов и ровиков, образующих в плане некую символику. Этот культовый комплекс регулярно посещался людьми, но хозяйственной деятельности здесь не вели, осуществлявшими и никто в святилище не жил.

     Кости из игрального набора

Своеобразное сочетание элементов и несомненное религиозно-культовое предназначение этого памятника, делает Малую Сопку уникальным памятником в ряду святилищ и культовых мест.

      Кремневое орудие