1. Раскопки поселения у станицы Старотитаровская

О чем рассказали амфорные клейма из Старотитаровской

Спасательные археологические раскопки античного поселения у станицы Старотитаровской проводила экспедиция АНО НИЦ под руководством А.Г. Шереметьева в 2019 г. По территории древнего населенного пункта должна пройти автомобильная трасса на Крымский мост, поэтому было необходимо исследовать часть поселения, которое могло быть разрушено этим строительством.

1. Раскопки поселения у станицы Старотитаровская

Рис. 1. Раскопки поселения у станицы Старотитаровская

В ходе работ было обнаружено множество находок, в том числе несколько десятков амфорных клейм. Среди многих артефактов античного времени именно клейма на греческих амфорах, наравне с монетами, дают возможность датировать слои поселения и проследить торгово-экономические связи того времени.

Традиция клеймить производимую керамическую тару, а амфоры относятся к таре, так как их основное предназначение ‑ хранение и транспортировка жидких и сыпучих продуктов, возникла в Древней Греции. Причем клейма на свои изделия ставили и сами мастера или фабриканты, как свой знак качества или, современным языком, свою торговую марку или бренд, и чиновники-астиномы. Кстати, само слово «brand» с английского языка так и переводится ‑ «клеймо».

Большинство греческих городов и их колоний имели полисное самоуправление на основе демократии. Исполнение административных функций выполняли выбранные жителями города-государства чиновники, и одна из таких должностей предусматривала контроль за продукцией городских мастерских, в том числе керамических. На партиях готовой продукции астиномы ставили клеймо от имени государства, гарантирующее соответствие амфор стандартам емкости и их качество. Причем клеймо ставилось не на каждую амфору, чаще всего на одну или обе ручки, реже на горле сосуда, его ножке или тулове.

Вообще главным образом клеймение осуществлялось в V-I вв. до н.э. во множестве известных центров. Клейма по своему виду очень разнообразны. На них могут быть только какой-нибудь символ или изображение, или может быть указано полное или сокращенное имя владельца мастерской, или мастера. Иногда на клейме может быть несколько имен, в том числе и чиновника-астинома, нередко имена дополняются изображениями различных предметов или животных (треножник, сосуд для питья, амфора, виноградная гроздь, боги или их символы и другое). Бывает и так, что клейм на одной амфоре ставиться сразу несколько.

На поселении у станицы Старотитаровская найдены 29 клейм. Их изучение позволяет определить центры, из которых на Таманский полуостров привозили товары в керамической таре, или провозили через это поселение транзитом. Всего оказалось 6 городов-государств изготовили амфоры, которые оказались в остатках античного поселения у станицы.

2. Античные центры, из которых привезли амфоры

Рис. 2. Карта расположения центров производства найденных амфор

На самых ранних из найденных амфор с острова Хиос (V в. до н.э.) клейма были без надписей и изображений, а на трех амфорах с острова Фасос (около середины IV в. до н.э.) уже указаны имена фабрикантов Павсания и Пилада, а также астинома Аристида. Пилад выбрал себе эмблему с фиалом и треножником, а Павсаний ‑ тоже фиал и голову бога Гелиоса.

3. Клеймо мастерской Пилада на ручке хиосской амфоры с изображением фиала и треножника Аполлона

Рис. 3. Клеймо мастерской Пилада на ручке хиосской амфоры с изображением фиала и треножника Аполлона

Довольно редкими оказались два клейма на амфорах (конец IV ‑ начало III вв. до н.э.) из города Херсонес Таврический, который находился на месте современного Севастополя. На одном из них сохранилось имя чиновника, контролирующего качество керамических мастерских города-государства ‑ Евклида.

4. Клеймо на ручке амфоры из Херсонеса

Рис. 4. Клеймо на ручке амфоры из Херсонеса

Больше всего было найдено клейм из мастерских города Синопы, которая располагалась на территории современной Турции. Их всего 12 и датируются они концом IV – III в. до н.э. На всех клеймах указаны имена астиномов, а самая интересная эмблема в виде человека, давящего виноград.

5. Клеймо на амфоре из города Синопа с изображением человека, давящего виноград

 

Рис. 5. Клеймо на амфоре из города Синопа с изображением человека, давящего виноград

Самые поздние клейма привезены с острова Родос в конце III ‑ II в. до н.э. На трех клеймах упоминаются имена фабриканта Никискрата и астиномов Аристида и Филонида.

Анализ амфорных клейм, а также других находок из раскопок этого памятника, позволяет сделать вывод, что это поселение играло роль своеобразного перевалочного пункта, через который перевозились товары, привезенные из других городов и государств. Располагаясь на перекрестке двух древних дорог не на морском побережье, поселение, возможно, было местом отдыха караванов с товарами, которые шли из портовых городов, например, Гермонассы (п. Тамань) или Фанагории (ст. Сенной) вглубь территорий Таманского полуострова или дальше на север, в Предкавказье.

Не исключено, что часть товаров в амфорах, а это было преимущественно вино и оливковое масло, продавалось в этом месте местным торговцам, которые уже дальше развозили заморские товары в отдаленные от моря территории.

Изучение поселения у станицы Старотитаровской будет продолжено и исследователи ожидают новых интересных находок.

Фрагмент статуэтки-протомы

Голова античной богини

Во время охранно-спасательных раскопок античного поселения у станицы Старотитаровская в Краснодарском крае весной 2019 года была найдена часть керамической статуэтки греческой богини, или как их называют археологи ‑ терракоты. Кроме головы от крупной фигурки, были обнаружены еще части от двух небольших: остатки торса и головка. Все статуэтки, скорее всего, изображали Деметру, очень почитаемую древними греками богиню плодородия и покровительнице земледелия.

Поклонение Деметре появилось задолго до того, как греки, испытывая нехватку земли у себя на родине, устремились на берега Черного моря. Здесь, как им казалось ‑ на окраинах обитаемого мира, они основали множество городов-колоний, в которых продолжали бережно сохранять веру в отеческих богов. Будучи в своей основе земледельцами, греки тесно связывали годовой природный цикл с мифологическими преданиями о богине земли, дарующей плодородие и покровительствующей земледелию ‑ Деметре. Именно она, одна из наиболее почитаемых олимпийских богов, казалась им самой доброй, великодушной и щедрой, как мать. Собственно, Деметра и олицетворяла мать-землю, которая сначала научила людей возделывать землю, а теперь ежегодно дарит богатые урожаи.

Связана Деметра и с подземным миром, куда каждый год уходит на треть года ее любимая дочь Кора-Персефона, также богиня, связанная с плодородием, а по совместительству, богиня царства мертвых и супруга Аида. Тогда Деметра-мать печалится и на земле наступает осень, а весной она радуется возвращению дочери и наступает весна. И еще один момент объединяет эту богиню с миром подземным: люди закапывают-сеют зерно в землю, и потом всходы возвращаются в мир людей, знаменую новую жизнь. Поэтому Деметра одна из хтонических божеств, связанных с землей, с загробным подземным миром.

Самыми распространенными и доступными, как в самой Греции, так и в многочисленных колониях в том числе и на берегах Черного моря, были керамические фигурки-терракоты. Их изготавливали мастера-коропласты, которые делали два основных вида фигурок: протомы и объемные статуэтки.

Первые представляют одностороннее изображение только передней части тела человека, животного или божества в полный рост, иногда до пояса, реже ‑ в виде бюста. Протомы (можно сказать ‑ полуфигуры) оттискивались в специальных формах и затем раскрашивались. Часто изображения были достаточно простыми, к тому же нечеткими, с непроработанными деталями одежды, чертами лица. Эти статуэтки предназначены для домашних святилищ или становились приношениями в дар богине. Обычно Деметра изображалась сидящей на троне, иногда держала в руках какой-нибудь плод или цветок, либо поддерживала рукой покрывало или грудь, как символ материнства. Но могли изготавливаться и стоящие в полный рост фигурки.

По месту производства терракоты можно разделить на местные, боспорские, и привозные. В греческие колонии Причерноморья статуэтки привозили из мастерских острова Родос, городов малоазийской Греции, из Афин и других центров Средиземного моря. Но мастера колоний на Черном море тоже стали делать такие статуэтки в больших количествах, часто не очень высокого качества, а поэтому более дешевые и простые. Небольшие размеры фигурок ‑ 7-12 см высотой ‑ и использование форм для их изготовления давали возможность обеспечения ими всех желающих среди обитателей античных городов Средиземноморья и Причерноморья. Расцвет местного производства терракот происходил с III в. до н.э. ‑ по I в. н.э.

Статуэтки богов археологи нередко находят не только в городах Боспорского царства городах, но и в многочисленных сельских поселениях по берегам Керченского пролива. На поселении, которое раскапывалось археологами у станицы Старотитаровская тоже найден фрагмент статуэтки стоящей богини в длинном одеянии. Возможно, это не Деметра, а ее дочь Кора, так как очень часто мать и дочь почитались вместе. Вероятно, терракотовые статуэтки стали неотъемлемой частью быта древних греков и уже являются украшениями жилищ.

А объемные терракоты были сложнее и, видимо, дороже. Их тоже могли делать с применением специальных форм, но размеры уже сильно различались. На крупных фигурах более тщательно прорабатывались детали в соответствии с канонами изображениями богов и богинь. Деметра, как и на маленьких протомах, представлена в виде богини на троне, либо стоящей во весь рост. На них можно рассмотреть многочисленные детали одеяний, украшений, черты лица.

От нашей статуэтки сохранилась только голова, но терракоты Деметры выполнялись по определенным канонам, соответственно определить тип изображения: богиня, сидящая на троне в головном уборе, закутанной в покрывало. Именно этот образ был наиболее распространен среди объемных изделий. Эта была довольно большая фигурка, полная высота которой могла быть 50-53 см. Она пустотелая внутри, и сделана с применением форм для оттисков. Потом, пока глина еще сырая, детали были дополнительно прочерчены острым инструментом, с тыльной части статуэтки вырезаны отверстия для равномерного высыхания глины, а также, чтобы она не растрескалась при обжиге.

Деметра в нашем случае представлена в облике зрелой женщины. Ее пышные волосы, разделённые на прямой пробор, завитыми прядями спускаются вдоль шеи. Черты лица хорошо моделированы: немного удлиненный овал лица, миндалевидные выпуклые глаза, прямой нос и крупные полные губы.

На голове низкий головной убор ‑ стефана, в виде серпа, похожий на древнерусские кокошники. Правда, часто стефану называют просто диадемой.

На найденной голове богини, выше стефаны, виден скол: вероятно, здесь была еще одна часть головного убора ‑ калаф. Он напоминал корону, хотя по сути представлял стилизованную круглую плетенную корзинку для цветов, плодов, шерсти, рукоделия, т.е. преимущественно для женских работ. Корзинка стала символом плодородия и обычным атрибутом богов и богинь, с ним связанными. Такие головные уборы-корзинки часта присутствуют на фигурах Деметры, Коры, Кибелы, а также Гекаты, Артемиды и других. С другой стороны, на месте скола могла быть какая-то деталь покрывала или украшение.

К сожалению, не сохранилась остальная часть фигуры и не видно, какие украшения могли быть у нее на груди и что держала богиня в своих руках.

На раскопках поселения у Старотитаровской была найдена еще одна маленькая головка статуэтки богини, скорее всего, тоже Деметры, с такой корзинкой на покрывале, покрывающем волосы богини.

Все обнаруженные статуэтки относятся к эпохи эллинизма, периода греческой истории, начавшегося с похода Александра Македонского на Восток. Скорее всего, их сделали в IV-III вв. до н.э. Самая большая из наших терракот, возможно, была привезена на Таманский полуостров из-за моря, а маленькие сделали местные мастера-коропласты.

На суровых, для древних греков, землях северного побережья Черного моря сохранилась традиция почитания олимпийских богов, включая Деметру. Богиня-мать, дарующая плодородие, оказалась очень востребованной в больших и малых городах и поселениях Боспорского царства во все время его существования по обеим сторонам Керченского пролива или, как его называли в древности, Боспора Киммерийского.

Погребение в катакомбе

Раскопки курганов на трассе М-4 «Дон» в Краснодарском крае

Экспедиция ООО «ЦРСП-ЮГ» проводит спасательные археологические раскопки на месте строительства автодорожного западного обхода г. Краснодар трассы М-4 «Дон». Всего археологам предстоит исследовать пять курганов разных эпох.

Сейчас уже раскопаны три кургана около села Примаки и хутора Осечки. Одна насыпь оказалась пустой и не содержала погребений. Подобная практика насыпать курган в память о сородиче, который умер или погиб на чужбине, и тело его нельзя было по какой-то причине привезти домой для захоронения. Такие символические могилы назывались кенотафы и встречаются у многих древних народов Евразии и Африки.

Второй курган был небольшим естественным холмом, в котором более 2000 лет назад похоронили степного воина-сармата, которому было 35-40 лет. От его погребального инвентаря сохранилась только часть лепного горшка и обломок железной стрелы, а в одной из нор животного-землероя обнаружили несколько кусочков мела и обломки бронзового зеркала.

Зато раскопанный курган «Примаки-3», при своей скромной высоте всего несколько десятков сантиментов, содержал одиннадцать погребений. Большинство из них относятся к среднему бронзовому веку, к так называемой катакомбной культуре. Племена этой археологической культуры или, как ее принято называть учеными, культурно-исторической общности, в XXV-XX вв. до н.э. обитали на широкой территории лесостепи и степи от Урала и Северного Кавказа до нижнего Дуная.

Как и их предшественники, катакомбники занимались преимущественно кочевым скотоводством, но в лесных районах они могли сочетать перекочевки с содержанием скота в стойлах. В этом случае они отдавали предпочтение лошадям, коровам и свиньям. Кроме скота катакомбники для пищи охотились, собирали дикорастущие злаки, возможно, даже пытались делать первые попытки самим выращивать зерно. Человек в это время умел выплавлять бронзу, обрабатывать дерево, кость и кожу, делать керамические сосуды, ткать ткани.

Образ жизни кочевых народов стимулировал появление у них различных нововведений: выведены новые породы скота, который был хорошо приспособлен к условиям кочевой жизни, совершенствовались и появлялись новые виды домашней утвари, упряжи, вооружения, одежды. Большим достижением стало широкое использование транспортных средств ‑ четырехколесные повозки.

Особенность захоронений дала название группе этих племен ‑ своих умерших сородичей они помещали в Т-образных ямах-катакомбах. Могила состояла из входной ямы и выкопанной в одной из ее стенок погребальной округлой камеры. Над ямой насыпался курган, но чаще могила устраивалась в уже существующих более древних насыпях или естественных возвышениях.

Тело человека укладывалось на бок, обычно на правый, с согнутыми коленями. Такое положение называется «поза спящего». Именно так были совершены почти все погребения в раскопанном кургане у села Примаки. Обычно в могилу помещался погребальный инвентарь, он мог быть самым разнообразным: пища, орудия труда, предметы утвари, например, посуда, украшения, оружие. Но это было не обязательным явлением, а отсутствие вещей в погребении не означает бедность умершего. 4-5 тысяч лет назад понятие богатство, видимо, существенно отличалось от современных представлений. Мы мало знаем о мировоззрении людей далекого прошлого, поэтому не всегда наши предположения, с позиции современного человека, могут быть справедливыми.

В кургане «Примаки-3» набор вещей в погребениях был минимален, даже в центральном, т.е. основном, оказался только один керамический горшок с веревочным орнаментом и каменный терочник (орудие для растирания или толчения зерен, либо каких-то веществ). Но для этого человека был насыпан курган, который стал позднее местом дополнительных погребений. Значит это был уважаемый член племени, может быть даже старейшина или вождь, но их образ жизни, скорее всего, не требовал богатых даров умершему.

В одном из погребений остались следы плетенной подстилки, на которую положили умершего, в другом ‑ следы истлевшей ткани, возможно, войлока. А похороненный младенец был посыпан охрой, минеральной краской темно-красного цвета, символизирующей кровь, а значит ‑ жизнь. Для археологов важна каждая деталь, будь то форма могильной ямы, ее глубина, поза умершего, остатки его скелета. Все это дает определенную информацию для реконструкции событий и образа жизни далеких предков, возможность получить сведения о народах, населявших эти земли несколько тысячелетий назад и не оставивший после себя почти никаких следов.

В ранней истории Евразии до сих пор много белых пятен, которые еще предстоит изучить. Например, существует гипотеза, что люди катакомбной культуры были носителями индоарийского языка, соответственно, могли являться предками индо-ариев, которые позднее мигрируют в Индию и другие районы Азии.

Исследование кургана у с. Примаки закончены. Только одно из погребений оказалось поздним, III в. до н.э. Здесь был похоронен представитель местного племени меотов, которые занимали эти земли в I тысячелетии до нашей эры. Это уже совсем другая культура, другие традиции, другая история.

Раскопки под Краснодаром продолжаются, и археологи приступили к работам на самом большом кургане, высотой около 7 метров и диаметром 135 м в курганной группе «Новотитаторская-14». Начало его раскопок уже выявило несколько погребений разных культур, что же будет в центральном погребении, можно пока только догадываться.

Остатки дома с лежанками-суфами

Раскопки в селе Селитренное (Сарай-Бату)

В 2019-2020 гг. археологическая экспедиция АНО «Научно-исследовательский центр по сохранению культурного наследия» (г. Саратов) под руководством кандидата исторических наук Е.М. Пигарева в целях обеспечения сохранности объекта археологического наследия «Селитренное. Городище «Сарай-Бату» провела спасательные археологические исследования в зоне проведения строительно-монтажных работ по газификации в Астраханской области.

Село Селитренное известно тем, что здесь находятся остатки очень крупного города Золотой Орды, одной из ее столиц. Предполагается, что это был Сарай-Бату, главный город или ставка хана Батыя, после его возвращения из похода на юго-западную Русь и Европу в 1240-1241 гг. В период Золотой Орды столица государства несколько раз меняла свое месторасположение и название, поэтому среди ученых нет единого мнения, как точно назывался город на месте современного села.

Археологические исследования Селитренного городища началось почти 100 лет назад, позднее раскопки памятника неоднократно возобновлялись. Современное село занимает значительную часть археологического памятника и раскопки внутри жилой застройки проводить очень сложно, поэтому эта территория оставалась практически не изученной археологами.

Из-за этого остается неизвестной планировка этой части средневекового города. Здесь могли находится самые ранние слои древнего поселения, которые могли бы ответить на вопрос, когда и кем был основан этот город.

Намеченные строительные работы на территории села дали возможность провести охранно-спасательные археологические раскопки на неисследованных еще учеными участках городища, которым могло угрожать разрушение. В 2019-2020 гг. было заложено и исследовано 407 шурфов и 12 раскопов, общей площадью 2276 м2.

Полученные результаты восполняют научный пробел и уточняют ситуацию с развитием городской застройки в XIII–XIV веках. Был сделан ряд важных находок, подтверждающих, что это был крупный торгово-ремесленный богатый город, довольно благоустроенный (с водопроводом), имевший связи со многими странами, например, Хорезмом, Китаем, Ширваном, территорией Крыма и т.д.

В археологических шурфах и раскопах были обнаружены остатки жилых и хозяйственных конструкций из сырцового и обожженного кирпича, хозяйственные ямы, погребения относящихся к золотоордынскому времени.

Самыми интересными находками были, например, печь для выжига древесного угля. В Нижнем Поволжье такие печи еще не встречались археологам. В другом раскопе были найдены остатки многокомнатного дома с суфами и канами, т.е. специальными возвышениями-лежанками с системой их подогрева горячим воздухом. В соседней комнате оказалась печь, связанная с канами суфы, и небольшой тандыр для приготовления пищи.

Ученые собрали внушительную коллекцию фрагментов керамических сосудов как местных мастеров-гончаров, так и импортного производства (Хорезм, Юго-Восточный Крым, Иран, Италия). А коллекция монет, обнаруженных в ходе исследований, уверенно датирует этот участок золотоордынской столицы 1330-1350-ми годами.

Таким образом, археологи смогли установить, что под современной жилой застройкой села Селитренное находятся участки с сохранившимся культурным слоем, в котором содержатся как отдельные предметы, так и остатки архитектурных сооружений эпохи Золотой Орды. Вместе с тем, никаких ранних слоев XIII в. не обнаружено, как нет и находок XVI в. Весь керамический и нумизматический материал относится к XIV веку.

Все это дает основание говорить, что золотоордынский город на месте села Селитренное основан не раньше XIV века, то есть он, скорее всего, не мог быть самой первой столицей нового государства, созданного ханом Батыем. После XV в. жизнь в городе постепенно угасает и его покидают последние жители.

Материалы из раскопок Сарай-Бату, проведенных экспедицией АНО НИЦ раскопок, предсказуемо оживят научные споры, связанные с местом нахождения первой столицы Золотой Орды, а также с названием городища на территории села Селитренное.

В Краснодаре археологи нашли уникальные экспонаты на территории будущего сквера

Комплексные раскопки проводили на углу улиц Седина и Постовой.

Археологи обнаружили здесь фундаменты жилых домов конца XIX — начала XX вв. и меотские захоронения, которым больше двух тысяч лет. Участок археологических работ, на котором в дальнейшем планируют благоустроить зеленую зону, посетил мэр краевого центра Евгений Первышов.

Научно-исследовательские археологические работы на пересечении улиц Седина и Постовой стартовали 20 апреля и продолжались около трех недель.

— Было известно, что на этой территории находится меотский могильник, рядом было расположено городище. После раскопок территория, на которой долгое время был пустырь, готова к благоустройству. Теперь будем обсуждать вместе с жителями, как обустроить эту зелёную зону. Возможно, найденные вещи дадут интересные идеи для будущего облика сквера, — отметил Евгений Первышов.

Об итогах археологической работы рассказал начальник экспедиции — старший научный сотрудник Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника имени Фелицына Николай Шевченко.

По его словам, археологам удалось восстановить картину исторических изменений, происходивших на берегах Кубани в течение последних 2,5 тысячи лет.

Николай Шевченко уточнил, что все археологические находки предстоит описать и отреставрировать, после чего их можно будет передать музею-заповеднику имени Фелицына.

— Подобное археологическое исследование городского слоя в Краснодаре мы провели впервые за более чем 200-летнюю историю города. Была исследована очень значимая территория, прилегающая к Екатеринодарской крепости. Выяснилось, что в течение XIX века здесь не было жилой застройки — она появилась лишь к концу столетия. Это вызвано тем, что здесь была эспланада — пространство, которое должно было простреливаться картечью со стен крепости, — отметил Николай Шевченко.

Среди особо редких находок — полностью сохранившийся септик Екатеринодара начала XX века с системой колодцев и переливов. Также нашли гераклейскую амфору IV в. до н. э., клад серебряных монет времен революции 1917 г., екатеринодарскую керамику, пуговицу от английского военного мундира и редкий шпилечный револьвер французской системы Лефоше (первый серийный револьвер в мире, который был принят на вооружение регулярной армии).

Также в ходе раскопок обнаружили фундаменты двух жилых домов конца XIX — начала XX веков и кирпичи с клеймами екатеринодарских кирпичных заводов, сообщает пресс-служба администрации Краснодара.

Спасательные археологические раскопки экспедиции АНО «НИЦ» под руководством Н.Ф. Шевченко (Краснодар), которые проводились в апреле-мае в центре города Краснодар, завершены. Археологи исследовали остатки построек конца XIX – начала XX века, под которыми находился меотский могильник античного времени.

Работы на месте будущего сквера с фонтаном у перекрестка улиц Седина и Постовой привлекали внимание горожан, средств массовой информации и городской администрации. Раскопки освещены в телесюжетах и прессе, в которых начальник экспедиции рассказал о результатах исследования и показал обнаруженные находки.

Ссылка на публикацию: от 21 мая 2020 «В Краснодаре археологи нашли уникальные экспонаты на территории будущего сквера». Оригинал материала: Кубанские новости. https://kubnews.ru/

Екатеринодар. Триумфальная арка. 1900 г.

Клад серебряных монет

Весной 2020 г. экспедицией АНО «НИЦ» под руководством Н.Ф. Шевченко (Краснодар) начаты спасательные археологические раскопки в центре города Краснодар. По проекту на месте снесенных построек должна появиться зеленая зона – сквер с фонтаном.

Археологам было известно, что под современной застройкой находится меотский некрополь первых веков нашей эры, который был обнаружен еще в 30-х гг. ХХ в. при строительстве знаменитой «Стодворки». Теперь этот старый многоквартирный жилой дом, стоявший на углу Седина и Постовой, снесен и для продолжения строительных работ необходимо провести археологические изыскания.

Под снесенными зданиями оказались остатки построек конца XIX – начала XX века. При исследовании фундаментов строений около одного из них был обнаружен клад серебряных монет. Деньги были уложены аккуратными стопочками и, скорее всего, были завернуты в бумагу или помещены в матерчатый мешочек или кошелек.

Найденный клад состоял из серебряных монет от 1896 до 1916 года, т.е. это эпоха правления императора Николая II. Всего монет было около 50, более точно можно будет сказать после их очистки и реставрации, так как сложенные стопками, монеты окислились и плотно слиплись друг с другом.

Предварительный анализ клада показывает, что он состоял из монет мелкого номинала: 10, 15, 50 копеек. Это говорит о том, что человек, который спрятал серебро, хотел сохранить достаточно небольшую сумму в неспокойной обстановке. Видимо, бумажные деньги быстро теряли свою покупательную способность, т.е. обесценивались, а серебро казалось этому человеку более надежным.

Ученые предполагают, что этот небольшой схрон был сделан второпях, так как обычно прячутся накопления, деньги крупных номиналов, специально отобранные для длительного хранения. Здесь же мы имеем дело с достаточно небольшой суммой мелких расходных монет. Судя по всему, человек хотел переждать неспокойную обстановку, спрятав подальше имеющуюся у него при себе наличность, фактически – только содержимое кошелька. И закопал маленький клад во дворе своего дома. Специалисты предполагают, что монеты были спрятаны в начале ХХ века во времена Октябрьской революции или Гражданской войны. Но вернуться за своими деньгами человек не смог.

Место, где была сделана находка, располагалось в одном из центральных районов города, который назвался тогда Екатеринодар. Здесь сходятся улицы М. Седина, бывшая Котляревская, и Постовая. Это исторический район, здесь располагалась усадьба самого войскового атамана Черноморского казачьего войска, генерал-майора Тимофея Терентьевича Котляревского, по чьему имени и сама улица получила свое первое название. С ноября 1920 г. улица стала называться в честь Митрофана Карповича Седина.

К началу ХХ в. это было довольно оживленное место, застроенное добротными кирпичными домами, где проживали «солидные» люди, предприниматели и промышленники, располагались важные для города учреждения и предприятия, например, женское епархиальное училище, казенный винный склад, пивоваренный завод «Новая Бавария» и другие. Примечательной постройкой района была Триумфальная арка или Царские ворота, построенные как парадный въезд в город со стороны вокзала к посещению города императором Александром III с семьей в 1888 году. Она находилась на перекрестке современных улиц Седина и Мира до 1928 г.

Спасательные археологические работы на этом месте продолжаются. А монеты из случайно обнаруженного клада после лабораторной обработки пополнят государственный музейный фонд и будут выставлены в экспозиции.

Клад серебряных монет. Краснодар, 2020 г.

Клад серебряных монет. Краснодар, 2020 г.

Екатеринодар. Котляревская улица , ныне Седина, 1917 г.

Екатеринодар. Котляревская улица , ныне Седина, 1917 г.

 

Статуэтка из раскопок Чекона

Путешествие маленькой статуэтки

Во время исследований поселения Чекон, расположенного в Краснодарском крае, проведенных экспедицией АНО «НИЦ» под руководством А.И. Юдина (Саратов) и С.Н. Кореневского (Москва) в 2018 г. сделано много интересных находок, некоторые из них являются уникальными. Одной из них стала небольшая статуэтка, аналогов которой на этой территории больше нет.

Поселение Чекон относится к так называемой майкопской культуре, которая сама по себе загадочна и удивительна. Это довольно развитая культура раннего бронзового века, чьи племена расселились по равнинам и предгорьям Северного Кавказа и Предкавказья в начале IV тыс. до н.э. Ученые назвали древнее общество по имени большого кургана, раскопанного в Майкопе еще в конце XIX в.

Откуда пришли люди, создавшие эту культуру, точно не известно. Скорее всего, они были выходцами с Ближнего Востока, в частности, с территории Северной Месопотамии, Сирии и Восточной Анатолии. Племена майкопской культуры занимались скотоводством, примитивным земледелием, собирательством, медной металлургией и торговым обменом с соседними народами.

На поселении Чекон, названном по одноименной речке, на берегу которой оно расположено, среди многочисленных находок, обычных для памятников майкопской культуры – керамических мисок, сосудов, очажных подставок и каменных, костяных и бронзовых орудий – встречаются предметы, свидетельствующие о торговом и культурном обмене с населением сопредельных регионов.

Поселение Чекон. Общий вид раскопа №1

Поселение Чекон. Общий вид раскопа №1

Но совершенно неожиданной оказалась находка миниатюрной керамической женской статуэтки с геометрическим орнаментом, выполненным по сырой глине. Таких предметов не известно ни на Кавказе, ни на Юге России, а среди соседних степных скотоводческих племен маленькие человекоподобные статуэтки явление чрезвычайно редкое. Зато малая скульптура из глины была довольно распространена в зоне Буго-Днестровского междуречья. Возможно, здесь эта традиция возникла под влиянием соседней Трипольской культуры, уникальной для всей истории человечества, сыгравшей огромную роль в становлении цивилизации. Она возникла еще в эпоху меднокаменного века, а ее центр располагался в Днепрово-Дунайском междуречье.

Самой близкой аналогией обнаруженной на Чеконе статуэтки является находка в кургане у села Зеленый Гай Днепропетровской области (Украина). В научном мире они получили название «статуэтки серезлиевского типа». Таким образом, наша находка показывает неизвестное до сих пор направление культурных связей майкопской культуры с народами Степи. То есть не только металл и изделия из него становились предметами обмена и торговли между народами, но и керамические изделия, включая предметы культа.

Это миниатюрная антропоморфная глиняная статуэтка, высотой всего около 5 см. Она представляет собой очень схематичную, но при этом с явными женскими чертами, человекоподобную фигурку в виде столбика. Понятно, что это максимально обобщенное изображение женщины: на уровне «рук», двух коротких отростков по бокам туловища, на передней стороне показана женская грудь в виде двух выступов. Верхняя часть статуэтки – «голова на длинной шее» ‑ покрыта орнаментом из прочерченных линий и точек, вероятно воспроизводящим прическу или какой-то головной убор.

Наклоненность вперед или согнутость фигурки может объясняться тем, что прообразом статуэток были распространенные в трипольской культуре изображения сидящих женщин. Хотя некоторые исследователи считают, что это поза молящейся женщины.

Если сравнивать статуэтки трипольской культуры и соседних с ней народов, то становиться понятно, что чем дальше проникает традиция изготовлять такие фигурки в степи, тем предельно схематичнее и примитивнее становились изображения. Видимо, кочевые племена, перенимая традицию использования женских статуэток для какого-то культа, адаптировали ее под свои представления и уровень развития искусства.

Соответственно менялось и назначение этих фигурок. Все исследователи не сомневаются в их сакрально-культовом значении. В Триполье такие статуэтки использовалась в различных обрядах на поселениях и уже были стандартизированы для каждого случая. Эти предметы были найдены и в домах, и в святилищах и в погребения трипольцев, т.е. сочетали в себе множество функций: охранительницы дома, очага, посредницы между людьми и божествами. В целом можно предположить, что все статуэтки, так или иначе, были связаны с одной воплощенной идеей культа плодородия.

То, что такие статуэтки помещались в погребения, дает возможность предполагать еще одно предназначение этих миниатюрных женских изображений: фигурки индивидуальных покровителей погребенных, или отражение представлений о непрерывности цикла рождение-жизнь-смерть-возрождение.

 Остатки жилища. Место находки статуэтки

Остатки жилища. Место находки статуэтки

Степные народы, переняв традицию изготовления подобных статуэток-амулетов, использовали ее только в погребальном обряде. Поэтому все находки сделаны в погребениях или рядом с ними. Например, самая близкая по месту обнаружения к находке из Чекона похожая фигурка происходит из курганного некрополя у поселка Озерное на окраине Евпатории в Северо-Западном Крыму. Здесь она была найдена между двумя погребениями и является единственной на всем полуострове. Но не исключено, что такие миниатюрные статуэтки, которые удобно было держать на ладони, служили своим хозяевам еще при жизни.

Статуэтка с Чекона была найдена в большой яме, которая могла быть остатками жилища майкопцев, но буквально в 2-2,5 метрах от нее располагалось парное погребение, а немного дальше еще одно. Поэтому точно сказать, какую роль играла эта фигурка и была ли связана с домашним культом или погребальной традицией, сложно.

Скорее всего, сделанная на берегах Буга или Днестра, маленькая богиня-покровительница совершила большое путешествие, пройдя через многих посредников, пересекла бескрайние степные пространства Причерноморья и оказалась в руках скотовода и земледельца, жившего на берегу реки Чекон.

Яма с черепами. Крупный план

Загадочная находка археологов.

Осенью 2018 года при спасательных археологических раскопках поселения Чекупс-2, которые проводил коллектив АНО «НИЦ» под руководством научного сотрудника Дмитрия Геннадиевича Баринова, была сделана необычная находка. В хозяйственной яме античного времени было обнаружено 34 человеческих черепа, у которых не было нижних челюстей, а часть из них также носила следы прижизненных повреждений. Никаких других частей скелетов в яме не было. По немногочисленному археологическому материалу, который сопровождал эту страшную находку, можно определить время событий – III век нашей эры.

«Чекупс-2» ‑ довольно большое укрепленное поселение на берегу речки Чекупс в Краснодарском крае. Здесь жили различные народы – меоты, синды, сарматы. Эти земли были самой далекой восточной окраиной греческого Боспорского царства с центром в Керчи. Местные жители контактировали с греками, перенимали у них многие достижения, но сохраняли свои древние традиции и верования. Место, на котором они построили свое поселение, было удобным. Не зря археологи обнаружили, что первые поселенцы здесь появились около 5 тысяч лет назад, потом население неоднократно менялось, место привлекало новых жителей. Для античной эпохи важным стало и то, что всего в 1,5-2 км от Чекупса находился крупнейший греко-варварский город Лабрит, культурный, деловой и административный центр этого района.

Первоначально исследователи предположили, что это место захоронения останков человеческих жертвоприношений, традиция которых отмечалась учеными у разных народов Юга России. Это было связано с обрядом защиты границ земель, на которых обитали племена. Отрубленные головы людей, приносимых в жертву, надевались на колья, установленные вдоль пограничной линии. Считалось, что это должно было защищать племенные территории от посягательства других народов.

Раскопки-поселения-Чекупс-2

Традиция насаживать человеческие черепа на колья возникла еще в каменном веке, об этом свидетельствует недавняя находка археологов на востоке Швеции, где было раскопано святилище с такими «украшениями». Причем, это могли делать по самым разным причинам. У разных народов головы на кольях могли быть как способом устрашения и унижения врагов, так и приемом защиты, почитания и даже уважения к умершим. Череп нередко играл магическую роль во множестве ритуалов, и не только как символ смерти по всему свету. Чаще всего это был магический оберег. Многие древние народы, такие, например, как германцы, скифы и другие, использовали черепа жертв для защиты своих домов и поселений.

И не только в странах Азии и Африки, но даже в Европе в Средние века, когда уже в большинстве стран прочно утвердилось христианство, нередко при строительстве важных объектов – замков, крепостей, мостов и даже монастырей – приносились жертвы, включая человеческие. Поэтому черепа под основанием таких старых построек при реконструкции или раскопках находят нередко.

Обнаруженные нашими археологами черепа были тщательно собраны и отправлены на антропологическую экспертизу. После обработки этих человеческих останков в лаборатории были составлены таблицы, по которым можно сделать выводы о поле, возрасте и причинах смерти людей, чьи черепа оказались сброшенными в яму, служившую на том момент мусоркой. На основе антропологических исследований можно сделать выводы, которые отличаются от первых предположений.

Из 34 черепов только шесть принадлежали женщинам, один ребенку 7-11 лет, остальные – мужские. Мужчины представлены практически всеми возрастными категориями от 13-18 до 45-55 лет. Здесь мы не видим отбора по возрасту, отсутствуют только совсем маленькие мальчики и глубокие старики. Это может говорить о том, что погибли не отдельные люди, выбранные в жертву, а представители всего населения этого городища, правда, преимущественно мужского. Примерно на половине черепов сохранились следы отрубания головы, кроме этого у большинства погибших есть еще другие травмы черепа. Причем и на женских и даже детских черепах.

Яма с черепами. Общий вид

Из всего этого можно попробовать восстановить мрачную картину трагедии III в. н.э. По косвенным признакам погибшие жители этого укрепленного поселка были не просто убиты в бою или принесены в жертву, а казнены. Видимо они восстали против своего правителя или каких-то захватчиков, и против них организовали карательный поход. Побежденных, многие из которых к тому моменту уже были ранены, заставляли склонить голову или встать на колени, и лишали головы. Некоторые сопротивлялись, и палачам приходилось наносить удары мечом несколько раз.

Скорее всего, большинство наказанных были мужчинами-воинами, либо просто способными носить оружие. Женщины того времени также могли брать оружие в руки в случае необходимости. Интересно, что только одна из казненных женщин была старше 25 лет, остальные совсем молодые девушки. Сразу вспоминается легенда о том, что у некоторых кочевников девушки могли выйти замуж только после того, как убьют одного или нескольких врагов.

Головы казненных были насажены на колья и выставлены на площади поселения или на крепостном валу, чтобы показать оставшимся в живых, чем грозит неповиновение. Через довольно продолжительное время, то, что осталось от голов, сняли с кольев и в беспорядке бросили в мусорную яму на окраине поселения.

Позднее на эти земли приходили другие народы, поселявшиеся здесь. Но они не знали, что свидетельства давней трагедии находятся у них под ногами.

Печи для обжига извести 20-х гг. ХХ века

Загадка золотой фибулы

Сотрудники АНО «НИЦ» продолжают камеральную обработку материалов, полученных в ходе спасательных археологических раскопок курганной группы «Две насыпи» в районе города-курорта Анапа у села Виноградный в октябре 2018 года. Руководил экспедиционным отрядом доктор исторических наук А.И. Юдин.

Среди находок особый интерес представляет золотая застежка-фибула. Такие застежки были широко распространены у кочевников-сарматов во вторая половине II – I вв. до нашей эры. Достаточно рядовая находка археологическая, но условия ее находки оказались необычны.

Ничем не примечательный курган около железнодорожных путей не предвещал никаких неожиданностей. Однако, когда началось послойное снятие насыпи, сначала появились остатки каких-то каменных построек, забитых шлаком, похожим на черное стекло. Оказалось, что археологи наткнулись на две печи для обжига извести эпохи НЭПа, т.е. 20-х годов ХХ века, когда молодое советское правительство разрешило частное предпринимательство. Видимо несколько деловых местных жителей создали небольшое производство на некотором удалении от своего села. Место выбрали на возвышенности, которая хорошо продувалась ветрами.

И среди извести и отходов ее производства, в остатках одной из печей археологи неожиданно нашли золотую фибулу, которой больше 2000 лет. Как попала она в постройку ХХ века, почему оказалась в развалинах печи, которая появилась на несколько тысяч лет позже ‑ сплошная загадка.

Найденная фибула-брошь ‑ это небольшой овальной формы предмет (размером 3,4х2,7 см), изготовленный из тонкого золотого листа. В центре лицевой стороны сделана овальная вставка из горного хрусталя. Причем, эта вставка сделана из бусины, т.е. это вторичное использование бусины, в которой сохранилось продольное отверстие. Вокруг этой бусины расположены десять «сердечек», заполненных темно-вишневой стеклянной пастой. По внешнему краю фибулы сделано обрамление из витой проволочки.

Когда эта фибула была застежкой, то у нее был пружинный механизм с иголкой, похожий на булавку современных значков. По какой-то причине, эту фибулу в древности решили переделать в подвеску, механизм застежки убрали, а вместо него сделали небольшое колечко для подвешивания. Вообще практика переделки сломанных или даже целых изделий, особенно из драгоценных металлов, в древности встречалась довольно часто. Поэтому для изготовления фибулы использовали хрустальную бусину от более раннего украшения, а потом и саму застежку переделали в подвеску.

С самой застежкой вопрос понятен, но как она оказалась в печи для обжига извести? На самом предметы есть следы термического воздействия, то есть она побывала в огне, но не расплавилась, как если бы оказалась в печи во время процесса пережигания извести.

Можно предположить несколько версий произошедшего. Самый простой вариант: фибула попала в печи вместе с сырьем для изготовления извести, но по какой-то причине не успела расплавиться. Можно предположить и почти детективную версию: работник этого предприятия где-то нашел эту фибулу, может быть, даже участвовал в разграблении какого-то древнего захоронения. А потом попытался избавиться от улики, бросив ее в печь, которая уже остывала. Могут быть и другие варианты развития событий, например, эта фибула оказалась здесь из разрушенного сарматского погребения, которое было на месте, где построили печь. Но в этом случае, археологи обнаружили бы остатки другого погребального инвентаря, но этого не случилось. Или эта застежка была положена в погребение или просто потеряна где-то поблизости, а во время распашки земли уже после того, как печи были заброшены и разрушены, притащена плугом на это место. Краснодарский край очень богат на археологические памятники, поэтому здесь практически на каждом поле или участке земли можно обнаружить следы проживавших некогда здесь народов самых разных эпох.

В самом кургане никаких сарматских захоронений археологи не обнаружили, зато нашли погребение гораздо более раннего времени ‑ так называемой катакомбной культуры, возраст которой около 5 тысяч лет.

XVI Самарская археологическая конференция

XVI Самарская археологическая конференция

25-26 января 2020 года научные сотрудники АНО НИЦ В.В. Тихонов, М.В. Моисеенко и С.П. Выскубов приняли участие в работе XVI Самарской археологической конференции. Научная конференция организована Самарским областным историко-краеведческим музеем им. П.В. Алабина совместно с Самарским государственным социально-педагогическим университетом, Самарским археологическим обществом, Институтом истории и археологии Поволжья и другим заинтересованными организациями.

Конференция была посвящена 140-летию со дня рождения Веры Владимировны Гольмстен, заложившей основы самарской научной школы археологии, и на ней были озвучены результаты полевого сезона 2019 года.

В заслушанном докладе Михаила Моисеенко были подведены основные итоги исследования экспедиции компании ООО НИПИИ ЭТ «ЭНЕРГОТРАНСПРОЕКТ» (г. Москва), в составе которой принимали участие научные сотрудники АНО НИЦ. Объектом исследования в июле-сентябре 2019 был участок территории г. Самары на Хлебной площади в районе возводимого Фрунзенского моста через р. Самару.

Доклад «Итоги полевых исследований 2019 г. на объекте археологического наследия: «Старая Самара. Деревянные сооружения», возведенные не позднее середины XIX века» сопровождался демонстрацией визуального ряда этапов археологических раскопок на Хлебной площади и основных обнаруженных находок. Параллельно с этим в помещении музея им. П.В. Алабина» экспонировалась выставка самых интересных археологических артефактов полевого сезона 2019, в число которых вошли предметы из раскопок старой Самары.

Подведенные в выступлении М.В. Моисеенко результаты исследований свидетельствуют, что на изученном участке зафиксированы культурные слои двух хронологических горизонтов. Нижние слои представлены находками в основном XVIII–XIX вв. (русская гончарная посуда, стеклянные и фарфоровые изделия, монеты и др.). Кроме того имеются более ранние находки в материковых ямах с мордовской керамикой XVI-XVII вв.

Второй хронологический горизонт относится к перемешанному верхнему слою, где в поздних хозяйственных объектах обнаружена керамика, стекло и предметы быта конца XIX – первой половины XX века. Этот горизонт хорошо датируется монетами данного времени.

Из всех археологических объектов, выявленных на участках раскопов, наибольший интерес представляют часть исследованного участка оврага (первая половина XVIII в.) и более поздний участок рядов частокола. Эта часть оврага, возможно, была частью оборонительных сооружений Самары, выполняя роль передового защитного рва.

После завершения камеральной обработки полученных в процессе археологических раскопок на территории Самары материалов, находки будут переданы в ГБУК «Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина».