Конференция. Севастополь. Октябрь 2020.

Научный сотрудник ЦРСП Булкин Илья Юрьевич принял участие в IV международной научной конференции «Исторические, культурные, межнациональные, религиозные и политические связи Крыма со средиземноморским регионом и странами Востока», проходившей в Севастополе.

Выступление И. Булкина в музее-заповеднике Херсонесе Таврический

На заседаниях конференции было заслушано более 100 докладов, представленных археологами, историками и искусствоведами из научно-исследовательских центров и музеев России, Армении, Турции, Великобритании, Швейцарии, Румынии, Абхазии, Южной Кореи.

Рабочий момент конференции

Наш сотрудник выступил с докладом «Влияние природных факторов на размещение и функционирование римских гарнизонов в Крыму», посвященный вопросам пребывания на полуострове военных контингентов Римской империи в I-III вв. н.э.

Основная суть доклада заключается в том, что реконструкция исторического прошлого предполагает комплексный поход к восстановлению событий, включая факторы природных условий изучаемого времени. Соответственно, размещение римских военных объектов в Крыму определялось не только военно-стратегическими задачами, но и спецификой географических условий, а для целостного понимания всей системы римского военного присутствия необходимо сопоставление природной обстановки первых веков нашей эры и уже обнаруженных археологами римских военных объектов.

Реконструкция римской дозорной башни на высоте Казацкая, Севастополь

Две тысячи лет назад Крымский полуостров, или как его тогда называли Таврика, оказался в сфере интересов Рима. Располагаясь на окраине огромного варварского мира, этот регион стал форпостом Империи на дальних границах государства.

Реконструкция римского храма Юпитера Долихена в Балаклаве

Для защиты своих пограничных земель, в том числе Херсонеса Таврического, который располагался на территории современного Севастополя, на берегах Крыма римляне возвели ряд крепостей с гарнизонами, построили дозорные башни, которые протянулись цепочкой по краю Сапун-Горы и в других удобных для наблюдения местах, устроили свои военно-морские базы в Херсонесе и Балаклаве. Основные крепости и линии наблюдательных постов были объединены в единую систему защиты границ, соединенных дорогами.
Более ста лет римские легионеры находились на территории Крыма, оставив после себя многочисленные археологические памятники, один из которых крепость Харакс на мысе Ай-Тодор, располагается по соседству с символом Крыма – Ласточкиным Гнездом.

Клейма римских отрядов на черепице крепости Харакс, Гаспра

Золотоордынское погребение у Саратова

Строительство газопровода между селами Расловка 1-я и Новая Липовка в окрестностях города Саратова должно было затронуть древний могильник, который состоял из нескольких десятков курганных насыпей. По этой причине осенью 2019 г. на месте будущей стройки экспедиция АНО НИЦ под руководством А.Г. Шереметьева провела охранно-спасательные археологические исследования.

Так выглядело место обнаружения необычного погребения.

Было полностью раскопано 15 курганов. Практически все погребения относились к эпохе бронзового века, но в одном «кургане», было исследовано погребение кочевника золотоордынской эпохи.

Этот «курган», как и несколько подобных ему, исследованных рядом, являлся, скорее всего, естественным холмиком, образованным в далеком прошлом в ходе жизни на этом месте колонии землеройных животных. Холмик имел небольшие размеры и был почти незаметен в рельефе местности. Как правило, такие объекты не содержат археологических материалов. Однако случай у с. Расловка 1-я – исключение из этого правила.

На самом краю холмика (так как он не содержал признаков искусственной погребальной насыпи, то мы не можем называть его курганом) было обнаружено захоронение кочевника 700-летней давности.

Расчистка погребения кочевника.

Погребение было совершено в прямоугольной яме, перекрытой тонкими плахами, поверх которых была положена частично свернутая шкура коня с головой и ногами. Вместе с конем были положены железные удила и одно стремя.

Сам кочевник покоился ниже в долбленной деревянной колоде. Скелет лежал на спине головой на север, лицом вверх, а руки были вытянуты вдоль туловища. Около него лежал железный нож с деревянной рукояткой, а на голове, возможно, был несохранившейся головной убор, от которого осталось несколько фрагментов пластинки из цветного металла.

Исследование останков лошади показало, что это было молодое (2,5-3 года) животное. Рост коня в холке составлял 136-144 см. Ноги животного были отделены в локтевых и коленных суставах, что считается признаком половецкой погребальной обрядности. Кроме того, среди костей лошади находилось несколько хвостовых позвонков. Таким образом, было установлено, что в погребение было положена шкура коня со всеми четырьмя конечностями, черепом и хвостом. В средневековье у тюркских кочевников, а половцы – это тоже тюрки, была распространена практика изготовления чучел лошади. Шкуру, не отделяя от нее голову, ноги и хвост, набивали сухой травой и в таком виде укладывали в могилу, имитируя позу живой лошади. Но иногда, как и в случае с погребением у с. Расловка 1-я, шкуру могли просто свернуть.

Конь, сопровождавший хозяина в мире теней.

Хозяином коня был мужчина старше 55 лет, для XIII-XIV вв. такой возраст принято называть старческим. Он имел нетипичный для своего времени рост ‑ порядка 175 см, имел чрезвычайно большой массивный скелет, то есть был очень широкоплечим, с чрезвычайно сильным развитием мускулатуры. Удивительно и то, что при высоких физических нагрузках, влияния тяжелых климатических условий и минимум трех травмах, включая компрессионный перелом одного из поясничных позвонков, этот человек дожил до старческого возраста. Это говорит о крепости его организма, но также и об относительно благоприятных условиях жизни и поддержке со стороны окружающих. Ученые смогли определить, что погребенный хорошо питался, а в его рационе было достаточно белковой и собственно мясной пищи. И еще стало известно, что в его жизни верховая езда играла значительную роль.

Степной богатырь из Расловки.

Много загадок порождает это погребение. Здесь и шкура коня, и положение головой на север, и специфические черты самого индивида. С одной стороны, похожие средневековые погребения с конем встречаются – это было распространено у тюркских народов. А с другой, погребение имело северную ориентировку, что считается характерной чертой монгольского погребального обряда. Однако монголы не практиковали положение в могилу частей туш лошади.

С краниологической точки зрения, погребенный являлся ярко выраженным представителем южносибирской расы в том ее варианте, который был представлен у средневековых домонгольских и золотоордынских кочевников восточноевропейских степей. Причем, у него было смешанное монголоидно-европеоидное происхождение. Антропологический облик погребенного больше соответствует чертам, встречаемым у восточноевропейских тюркских кочевников домонгольской и золотоордынской эпох, нежели особенностям собственно монголов, выходцев из Центральной Азии. Точно так же можно понять и смешение различных элементов погребальных традиций: центрально-азиатской монгольской и восточно-европейской тюркской.

Подводя итог, можно с большой долей вероятности утверждать, что погребение было совершено в XIII ‑ начале XIV вв. скорее всего, он происходил из домонгольских тюркских народов, например, половцев, которые оказались под властью пришельцев из монгольских степей. Его народ испытал культурное влияние монголов, но сохранил часть своих традиций и обрядов. Это был могучий воин, который смог прожить долгую жизнь, пользовался почетом и уважением окружающих и мог вести достаточно обеспеченную жизнь.

Археозоологическое исследование останков коня было проведено к.и.н., с.н.с. археологической лаборатории Самарского государственного социально-педагогического университета Н.В. Росляковой. Палеоантропологическое исследование останков погребенного мужчины провел к.б.н., с.н.с. НИИ и Музея антропологии МГУ А.А. Евтеев.

В настоящий момент скелет кочевника экспонируется в Историческом парке «Россия – моя история» ( г. Саратов, ул. Шелковичная, 19) на выставке «Археологический детектив», которая продлится до 21 марта 2021 года. Там же можно увидеть реконструкцию облика кочевника, выполненную А.В. Рассказовой (Институт этнологии и антропологии РАН).

Выставка и реконструкция реализованы при поддержке Фонда президентских грантов.

Реконструкция внешнего облика погребенного.

Участие АНО «НИЦ» в «Археологическом детективе».

В Историческом парке «Россия – моя история» состоялась итоговая пресс-конференция «Укек-2020», на которой были подведены итоги археологических раскопок поселения Укек в 2020 и проведения ежегодного фестиваля археологии и реконструкции «Укек» под руководством Дмитрия Кубанкина.

На ней присутствовали директор Института археологии им. А.Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан Ситдиков Айрат Габитович, директор АНО «НИЦ» Храмова Светлана Игоревна и заместитель директора АНО «НИЦ» по реализации научных проектов Тупалов Иван Владимирович.

Ситдиков А.Г., Храмова С.И., Кубанкин Д.А.

Участникам конференции были показаны лица жителей Укека и округи: женщины – горожанки и мужчины – кочевника. Внешность мужчины была реконструирована антропологами по черепу, обнаруженному в ходе охранно-спасательных археологических работ экспедицией под руководством начальника отдела историко-архивных исследований АНО «НИЦ» Шереметьева Александра Григорьевича. Раскопки проходили в 2019 году на территории с. Расловка – 1 Саратовского района Саратовской области. Данная реконструкция является одним из главных экспонатов выставки «Археологический детектив. Увлекательное путешествие в прошлое». Директор Исторического парка «Россия – Моя история» Кубанкин Дмитрий Александрович поблагодарил сотрудников АНО «НИЦ» за предоставленные артефакты и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество.

Мужчина-кочевник.

 

Дмитрий Александрович рассказал о трудностях организации выставки в условиях пандемии и предположил, что в обычное время такие яркие и необычные презентации вызвали бы более массовый отклик. Следует отметить скромность такого отзыва: за 2 месяца было проведено 43 экскурсии, общей численностью более 900 человек. Такой интерес объясняется удачной организацией выставки, при которой происходит погружение посетителя в повседневную жизнь средневекового золотоордынского города. Присутствующие гости отметили титаническую работу сотрудников музея, которые, несмотря на сложные эпидемиологические условия, провели Фестиваль археологии и реконструкции «Укек» и успешно реализовали интересный и уникальный проект «Археологический детектив».

Храмова С.И., Тупалов И.В.     

Археологи АНО «НИЦ» совместно с учеными-антропологами и музейными сотрудниками способствуют популяризации археологии и живому интересу к истории родного края. Находки можно увидеть в краеведческих музеях Саратовской области.

Ситдиков А.Г., Храмова С.И.

История одного кургана

Археологическая экспедиция нашей компании летом 2020 года проводила охранно-спасательные раскопки курганов по линии автомобильной объездной трассы к западу от Краснодара. Было исследовано несколько курганов, из которых выделяется большая насыпь у станицы Новотитаровка.

Рис.1. Курган перед началом раскопок.

Этот курган оказался не только самым большим – высотой почти 7 метров и диаметром около 130 м, – но и самым сложным, как конструктивно, так и по количеству найденных погребений. Курган досыпался и увеличивался в размерах несколько раз. Всего под курганной насыпью было обнаружено и исследовано 70 захоронений разного времени.

Рис.2. Начало раскопок курганной насыпи.

Первоначально курган имел скромные размеры и был сооружен представителями, так называемой, Майкопской культуры больше 5 тысяч лет назад над захоронением какого-то уважаемого представителя этого народа. Позднее, в эту же насыпь были подхоронены еще несколько его соплеменников, о чем свидетельствует одинаковый погребальный обряд. Самый богатый инвентарь был положен в основную могилу: бронзовые ножи и красивый керамический сосуд.

Рис.3. Основное погребение под первоначальной насыпью.

Примерно через тысячелетие, эти территории заняли другие племена кочевников-скотоводов. Именно изученные в районе станицы Новотитаровская погребальные памятники этого нового населения Прикубанья позволили археологам определить их как новую археологическую культуру бронзового века, названную Новотитаровской. Главной особенностью этих племен стало широкое использование деревянных повозок, которые они часто помещали в погребения своих соплеменников.
Скорее всего, повозки использовались для различных целей, в частности как передвижные платформы жилой юрты, своеобразный дом на колесах. При кажущейся примитивности этого транспортного средства, они представляли собой довольно сложную деревянную решетчатую конструкцию с неподвижными осями, на которые надевались массивные колеса, сделанные из толстых деревянных досок. Повозки были необходимым условием для кочевой жизни племен новотитаровской культуры, поэтому они часто сопровождали умершего в его последнем путешествии.
Для погребения сородичей новотитаровцы выкопали две глубоких ямы-катакомбы рядом с уже существующим курганом, а сверху, между ямами положили разобранную повозку. Над погребениями был насыпан курган, который перекрыл и более раннюю насыпь, расположенную рядом. Новый курган теперь «подрос» с 2 до 5 метров в высоту и вдвое увеличился его диаметр – до 60 м. Интересна форма новой насыпи: конус с усеченной вершиной.

Рис.4. Остатки деревянной повозки новотитаровской культуры, разрушенной грабителями. Видно два колеса и остатки конструкции.

К сожалению, позднее курган был ограблен и остатки повозки оказались разрушены, а погребальный инвентарь одной из могил отсутствовал. От повозки осталось только два колеса, сделанных из массивных досок и диаметром 70 см и часть дышла. Во второй могиле сохранился украшенный керамический горшок, накрытый каменной крышкой, бронзовые нож и шило.

Рис.5. Орнаментированный керамический сосуд. Бронзовые ножи.

Люди новотитаровской культуры часто повторно использовали сооруженные насыпи для захоронения соплеменников, т.е. превращая их в небольшие фамильные кладбища. Это произошло и в нашем случае. Сначала было сделано еще одно коллективное захоронение: в одну могилу положили сразу четверых умерших и вместо деревянного перекрытия использовали каркас повозки без колес. С другой стороны кургана похоронили ребенка, могильную яму которого также закрыли повозкой без колес. А вся насыпь была покрыта слоем глины.

Рис.6. В разрезе насыпи видны этапы строительства кургана. Слои отличаются цветом.

Через некоторое время на плоской вершине кургана была вырыта еще одна могила, сверху которой положили еще одну разобранную повозку и два колеса от нее. Погребального инвентаря в могиле не оказалось, но весь умерший был посыпан охрой, минеральной краской, чей красный цвет у многих народов символизировал кровь или жизнь. Насыпь кургана была досыпана еще на 1,5-2 м в высоту и, соответственно, снова увеличился его диаметр, а форма приняла уже привычный вид усеченного конуса.

Рис.7. Разобранная повозка из второго новотитаровского погребения. Видно два колеса и дышло.

Кроме этого, в разных частях курганной насыпи археологи обнаружили еще 8 захоронений эпохи бронзового века, от которых только скелеты плохой сохранности.

Рис.8. Погребение бронзового века.

Со временем курган утратил свой первоначальный вид, насыпь постепенно оплывала, превращаясь в холм полусферической формы.
300-400 лет назад жители расположенного недалеко ногайского аула стали использовать высокую насыпь в качестве кладбища. Ногайцы поселились на Северном Кавказе в XVI в. и занимались преимущественно скотоводством, охотой и отчасти земледелием.
В течение долгого времени ногайцы хоронили своих соплеменников на северном склоне холма, видимо, не подозревая, что это древний курган. В соответствии с исламским вероисповеданием, в могилу никакого погребального инвентаря не помещали, поэтому кроме костных останков ничего не было обнаружено. Всего же ногайских погребений было изучено ровно 40.

Рис.9. Расчистка ногайского захоронения.

Курган неоднократно привлекал внимание людей, кто-то надеялся найти в нем спрятанные сокровища, для других он был удобным дозорным пунктом для наблюдения за окрестностями. Во время Великой Отечественной войны здесь были выкопаны окопы и устроена пулеметная точка. Оказавшись среди возделанных полей, курган постепенно стал распахиваться, на его оплывших полах уже высаживали подсолнечник и других сельскохозяйственные культуры.

Рис.10. Раскопки центральной части кургана.

От всех этих событий старый седой курган постепенно терял форму, четкость очертаний и уменьшался в размерах. И уже совсем недавно через это место было решено проложить дорогу в объезд Краснодара, дальнейшая судьба древнего сооружения была окончательно решена. В дело вступили археологи. Раскопки кургана закончены, обнаруженные находки находятся на реставрации и в научной обработке, после чего будут переданы в музей.

Археолог – профессия публичная

Жизнь никогда не стоит на месте. Меняются условия, появляются и исчезают профессии, выходят на передний план или, наоборот, отходят на задний когда-то популярные и престижные специальности. Вот и с археологией происходит что-то подобное.

Что знали обычные люди об археологах еще 20-30 лет назад? Скорее всего очень немного, либо слышали о них в школе или мельком видели представителей этой профессии в кино, например в фильме Эльдара Рязанова «Гараж», в котором появляется второстепенный персонаж-археолог или «Джентльмены удачи», где они только упоминаются. Позднее появились голливудские фильмы с харизматичными и авантюрными героями-археологами Индиана Джонс или Лара Крофт, которые гонятся за легендарными сокровищами, а найдя, они их, по сути, беззастенчиво крадут. Только эти приключения очень далеки от целей и задач науки археология.

Поэтому археологи обычно представлялись как суровые романтики, бородатые, в брезентовых штормовках, опаленные солнцем и экспедиционными кострами. Их не отличали от геологов, топографов и даже самодеятельных туристов или представителей других бродячих профессий или увлечений.

Почему это было так? Возможно потому, что чаще всего археологи работали только летом и вдали от городов, а то и вообще в стороне от любых населенных пунктов. О них редко писали в газетах и журналах, еще реже показывали по телевидению. Конечно, были и исключения, например, археологические раскопки в Великом Новгороде или в Севастополе, когда работу археологов видели многие экскурсанты или отдыхающие. Поэтому профессия археолога долгое время казалась немного экзотичной, загадочной, и в тоже время незаметной в обыденной жизни.

Но относительно недавно все изменилось. Бережное отношение к культурному наследию прошлого, закрепленное в России законодательно, обязывает проектировщиков, строителей, газовиков, нефтянников и т.п. привлекать археологов к обследованию территорию, на которой планируется строительство любых сооружений, прокладывать автомобильные и железные дороги, газопроводы, линии электропередач, проводит каналы и т.д. Археологи должны проверить территорию будущих объектов на предмет наличия здесь памятников археологии, а в случае их обнаружения – провести их полное изучение. Такая археология называется спасательная, так как ученые проводят археологические исследования памятника, которому строительство угрожает разрушением.

Требование проводить на месте строительства обязательное археологическое обследование неожиданно сделало археологов людьми заметными, об их работе теперь часто пишут в газетах, в Интернете, показывают в новостях по телевидению и т.д. Теперь увидеть работу археологов можно почти повсеместно, где намечена практически любая крупная стройка. Работающих людей с лопатами, нивелирами, чертежными планшетами можно увидеть вдоль строящихся дорог и железнодорожных путей, на стройплощадках в городах и поселках, на месте будущих карьеров и нефтепромыслах.

Особенно много археологических экспедиций последние в годы ведут спасательные раскопки в Краснодарском крае и Крыму. Исторически так сложилось, что в этих благодатных краях люди обитали с глубокой древности, оставив после себя многочисленные археологические памятники: курганы, остатки поселений, крепостей, храмов и святилищ, дороги и многое другое. Здесь жили самые разные народы, многие из которых исчезли навсегда.

В наши дни эти земли оказались в центре масштабных строительных проектов. На юге России активно строятся дороги, тянутся новые линии электропередач, воздвигнут один из знаковых объектов новейшей истории – Крымский мост с массой строящихся подъездных вспомогательных сооружений: железнодорожный и автомобильный обход Краснодара, дорожные развязки на Таманском полуострове и в Крыму и другое.

Вдоль этих строек можно часто увидеть людей с лопатами, квадраты раскопов, размеченных колышками и обтянутыми сигнальными лентами. Не хватает только таблички: «Здесь работают археологи». Но это понятно и так.

Вот и получается, что сегодня археологи у всех на виду, их все видят, т.е. археология стала публичной профессией. На раскопки часто приезжают журналисты, съемочные группы местных телеканалов, профессиональные фотографы. Но чаще, обычные люди, увидев работающих археологов, достают свои телефоны и начинают снимать.

Например, у станицы Старотитаровская в Краснодарском крае, в скором времени будет построена автомобильная развязка, ведущая к Крымскому мосту, а пока там ведутся археологические раскопки. Мимо работающих археологов ежедневно проезжают сотни и сотни автомобилей со всей России, многие из которых направляются на отдых в Крым или уже возвращаются оттуда. Из окон своих авто путешественники видят южные пейзажи: море, лиманы, виноградники, придорожные фруктовые базарчики, работающие археологи…

Так археологи стали неотъемлемой частью пейзажа Юга России, как и многих других областей страны. Археологические раскопки теперь часто встречаются повсеместно. Главная цель ученых-археологов – сохранить для потомков культурное наследие России.

Обнаруженные при раскопках археологические материалы покажутся многим обычным людям просто мусором: битые черепки, кости, какие-то железки. Но для науки археология это не просто черепки – это археологические артефакты одно-двух-трехтысячелетней давности, которые способны сообщить нам новую информацию о народах, здесь проживавших, их быте, традициях, верованиях. Без этих сведений невозможно реконструировать прошлое. И археологи помогают воссоздать историю народов, населявших когда-то и населяющих сейчас территорию России.

1. Раскопки поселения у станицы Старотитаровская

О чем рассказали амфорные клейма из Старотитаровской

Спасательные археологические раскопки античного поселения у станицы Старотитаровской проводила экспедиция АНО НИЦ под руководством А.Г. Шереметьева в 2019 г. По территории древнего населенного пункта должна пройти автомобильная трасса на Крымский мост, поэтому было необходимо исследовать часть поселения, которое могло быть разрушено этим строительством.

1. Раскопки поселения у станицы Старотитаровская

Рис. 1. Раскопки поселения у станицы Старотитаровская

В ходе работ было обнаружено множество находок, в том числе несколько десятков амфорных клейм. Среди многих артефактов античного времени именно клейма на греческих амфорах, наравне с монетами, дают возможность датировать слои поселения и проследить торгово-экономические связи того времени.

Традиция клеймить производимую керамическую тару, а амфоры относятся к таре, так как их основное предназначение ‑ хранение и транспортировка жидких и сыпучих продуктов, возникла в Древней Греции. Причем клейма на свои изделия ставили и сами мастера или фабриканты, как свой знак качества или, современным языком, свою торговую марку или бренд, и чиновники-астиномы. Кстати, само слово «brand» с английского языка так и переводится ‑ «клеймо».

Большинство греческих городов и их колоний имели полисное самоуправление на основе демократии. Исполнение административных функций выполняли выбранные жителями города-государства чиновники, и одна из таких должностей предусматривала контроль за продукцией городских мастерских, в том числе керамических. На партиях готовой продукции астиномы ставили клеймо от имени государства, гарантирующее соответствие амфор стандартам емкости и их качество. Причем клеймо ставилось не на каждую амфору, чаще всего на одну или обе ручки, реже на горле сосуда, его ножке или тулове.

Вообще главным образом клеймение осуществлялось в V-I вв. до н.э. во множестве известных центров. Клейма по своему виду очень разнообразны. На них могут быть только какой-нибудь символ или изображение, или может быть указано полное или сокращенное имя владельца мастерской, или мастера. Иногда на клейме может быть несколько имен, в том числе и чиновника-астинома, нередко имена дополняются изображениями различных предметов или животных (треножник, сосуд для питья, амфора, виноградная гроздь, боги или их символы и другое). Бывает и так, что клейм на одной амфоре ставиться сразу несколько.

На поселении у станицы Старотитаровская найдены 29 клейм. Их изучение позволяет определить центры, из которых на Таманский полуостров привозили товары в керамической таре, или провозили через это поселение транзитом. Всего оказалось 6 городов-государств изготовили амфоры, которые оказались в остатках античного поселения у станицы.

2. Античные центры, из которых привезли амфоры

Рис. 2. Карта расположения центров производства найденных амфор

На самых ранних из найденных амфор с острова Хиос (V в. до н.э.) клейма были без надписей и изображений, а на трех амфорах с острова Фасос (около середины IV в. до н.э.) уже указаны имена фабрикантов Павсания и Пилада, а также астинома Аристида. Пилад выбрал себе эмблему с фиалом и треножником, а Павсаний ‑ тоже фиал и голову бога Гелиоса.

3. Клеймо мастерской Пилада на ручке хиосской амфоры с изображением фиала и треножника Аполлона

Рис. 3. Клеймо мастерской Пилада на ручке хиосской амфоры с изображением фиала и треножника Аполлона

Довольно редкими оказались два клейма на амфорах (конец IV ‑ начало III вв. до н.э.) из города Херсонес Таврический, который находился на месте современного Севастополя. На одном из них сохранилось имя чиновника, контролирующего качество керамических мастерских города-государства ‑ Евклида.

4. Клеймо на ручке амфоры из Херсонеса

Рис. 4. Клеймо на ручке амфоры из Херсонеса

Больше всего было найдено клейм из мастерских города Синопы, которая располагалась на территории современной Турции. Их всего 12 и датируются они концом IV – III в. до н.э. На всех клеймах указаны имена астиномов, а самая интересная эмблема в виде человека, давящего виноград.

5. Клеймо на амфоре из города Синопа с изображением человека, давящего виноград

 

Рис. 5. Клеймо на амфоре из города Синопа с изображением человека, давящего виноград

Самые поздние клейма привезены с острова Родос в конце III ‑ II в. до н.э. На трех клеймах упоминаются имена фабриканта Никискрата и астиномов Аристида и Филонида.

Анализ амфорных клейм, а также других находок из раскопок этого памятника, позволяет сделать вывод, что это поселение играло роль своеобразного перевалочного пункта, через который перевозились товары, привезенные из других городов и государств. Располагаясь на перекрестке двух древних дорог не на морском побережье, поселение, возможно, было местом отдыха караванов с товарами, которые шли из портовых городов, например, Гермонассы (п. Тамань) или Фанагории (ст. Сенной) вглубь территорий Таманского полуострова или дальше на север, в Предкавказье.

Не исключено, что часть товаров в амфорах, а это было преимущественно вино и оливковое масло, продавалось в этом месте местным торговцам, которые уже дальше развозили заморские товары в отдаленные от моря территории.

Изучение поселения у станицы Старотитаровской будет продолжено и исследователи ожидают новых интересных находок.

Фрагмент статуэтки-протомы

Голова античной богини

Во время охранно-спасательных раскопок античного поселения у станицы Старотитаровская в Краснодарском крае весной 2019 года была найдена часть керамической статуэтки греческой богини, или как их называют археологи ‑ терракоты. Кроме головы от крупной фигурки, были обнаружены еще части от двух небольших: остатки торса и головка. Все статуэтки, скорее всего, изображали Деметру, очень почитаемую древними греками богиню плодородия и покровительнице земледелия.

Поклонение Деметре появилось задолго до того, как греки, испытывая нехватку земли у себя на родине, устремились на берега Черного моря. Здесь, как им казалось ‑ на окраинах обитаемого мира, они основали множество городов-колоний, в которых продолжали бережно сохранять веру в отеческих богов. Будучи в своей основе земледельцами, греки тесно связывали годовой природный цикл с мифологическими преданиями о богине земли, дарующей плодородие и покровительствующей земледелию ‑ Деметре. Именно она, одна из наиболее почитаемых олимпийских богов, казалась им самой доброй, великодушной и щедрой, как мать. Собственно, Деметра и олицетворяла мать-землю, которая сначала научила людей возделывать землю, а теперь ежегодно дарит богатые урожаи.

Связана Деметра и с подземным миром, куда каждый год уходит на треть года ее любимая дочь Кора-Персефона, также богиня, связанная с плодородием, а по совместительству, богиня царства мертвых и супруга Аида. Тогда Деметра-мать печалится и на земле наступает осень, а весной она радуется возвращению дочери и наступает весна. И еще один момент объединяет эту богиню с миром подземным: люди закапывают-сеют зерно в землю, и потом всходы возвращаются в мир людей, знаменую новую жизнь. Поэтому Деметра одна из хтонических божеств, связанных с землей, с загробным подземным миром.

Самыми распространенными и доступными, как в самой Греции, так и в многочисленных колониях в том числе и на берегах Черного моря, были керамические фигурки-терракоты. Их изготавливали мастера-коропласты, которые делали два основных вида фигурок: протомы и объемные статуэтки.

Первые представляют одностороннее изображение только передней части тела человека, животного или божества в полный рост, иногда до пояса, реже ‑ в виде бюста. Протомы (можно сказать ‑ полуфигуры) оттискивались в специальных формах и затем раскрашивались. Часто изображения были достаточно простыми, к тому же нечеткими, с непроработанными деталями одежды, чертами лица. Эти статуэтки предназначены для домашних святилищ или становились приношениями в дар богине. Обычно Деметра изображалась сидящей на троне, иногда держала в руках какой-нибудь плод или цветок, либо поддерживала рукой покрывало или грудь, как символ материнства. Но могли изготавливаться и стоящие в полный рост фигурки.

По месту производства терракоты можно разделить на местные, боспорские, и привозные. В греческие колонии Причерноморья статуэтки привозили из мастерских острова Родос, городов малоазийской Греции, из Афин и других центров Средиземного моря. Но мастера колоний на Черном море тоже стали делать такие статуэтки в больших количествах, часто не очень высокого качества, а поэтому более дешевые и простые. Небольшие размеры фигурок ‑ 7-12 см высотой ‑ и использование форм для их изготовления давали возможность обеспечения ими всех желающих среди обитателей античных городов Средиземноморья и Причерноморья. Расцвет местного производства терракот происходил с III в. до н.э. ‑ по I в. н.э.

Статуэтки богов археологи нередко находят не только в городах Боспорского царства городах, но и в многочисленных сельских поселениях по берегам Керченского пролива. На поселении, которое раскапывалось археологами у станицы Старотитаровская тоже найден фрагмент статуэтки стоящей богини в длинном одеянии. Возможно, это не Деметра, а ее дочь Кора, так как очень часто мать и дочь почитались вместе. Вероятно, терракотовые статуэтки стали неотъемлемой частью быта древних греков и уже являются украшениями жилищ.

А объемные терракоты были сложнее и, видимо, дороже. Их тоже могли делать с применением специальных форм, но размеры уже сильно различались. На крупных фигурах более тщательно прорабатывались детали в соответствии с канонами изображениями богов и богинь. Деметра, как и на маленьких протомах, представлена в виде богини на троне, либо стоящей во весь рост. На них можно рассмотреть многочисленные детали одеяний, украшений, черты лица.

От нашей статуэтки сохранилась только голова, но терракоты Деметры выполнялись по определенным канонам, соответственно определить тип изображения: богиня, сидящая на троне в головном уборе, закутанной в покрывало. Именно этот образ был наиболее распространен среди объемных изделий. Эта была довольно большая фигурка, полная высота которой могла быть 50-53 см. Она пустотелая внутри, и сделана с применением форм для оттисков. Потом, пока глина еще сырая, детали были дополнительно прочерчены острым инструментом, с тыльной части статуэтки вырезаны отверстия для равномерного высыхания глины, а также, чтобы она не растрескалась при обжиге.

Деметра в нашем случае представлена в облике зрелой женщины. Ее пышные волосы, разделённые на прямой пробор, завитыми прядями спускаются вдоль шеи. Черты лица хорошо моделированы: немного удлиненный овал лица, миндалевидные выпуклые глаза, прямой нос и крупные полные губы.

На голове низкий головной убор ‑ стефана, в виде серпа, похожий на древнерусские кокошники. Правда, часто стефану называют просто диадемой.

На найденной голове богини, выше стефаны, виден скол: вероятно, здесь была еще одна часть головного убора ‑ калаф. Он напоминал корону, хотя по сути представлял стилизованную круглую плетенную корзинку для цветов, плодов, шерсти, рукоделия, т.е. преимущественно для женских работ. Корзинка стала символом плодородия и обычным атрибутом богов и богинь, с ним связанными. Такие головные уборы-корзинки часта присутствуют на фигурах Деметры, Коры, Кибелы, а также Гекаты, Артемиды и других. С другой стороны, на месте скола могла быть какая-то деталь покрывала или украшение.

К сожалению, не сохранилась остальная часть фигуры и не видно, какие украшения могли быть у нее на груди и что держала богиня в своих руках.

На раскопках поселения у Старотитаровской была найдена еще одна маленькая головка статуэтки богини, скорее всего, тоже Деметры, с такой корзинкой на покрывале, покрывающем волосы богини.

Все обнаруженные статуэтки относятся к эпохи эллинизма, периода греческой истории, начавшегося с похода Александра Македонского на Восток. Скорее всего, их сделали в IV-III вв. до н.э. Самая большая из наших терракот, возможно, была привезена на Таманский полуостров из-за моря, а маленькие сделали местные мастера-коропласты.

На суровых, для древних греков, землях северного побережья Черного моря сохранилась традиция почитания олимпийских богов, включая Деметру. Богиня-мать, дарующая плодородие, оказалась очень востребованной в больших и малых городах и поселениях Боспорского царства во все время его существования по обеим сторонам Керченского пролива или, как его называли в древности, Боспора Киммерийского.

Погребение в катакомбе

Раскопки курганов на трассе М-4 «Дон» в Краснодарском крае

Экспедиция ООО «ЦРСП-ЮГ» проводит спасательные археологические раскопки на месте строительства автодорожного западного обхода г. Краснодар трассы М-4 «Дон». Всего археологам предстоит исследовать пять курганов разных эпох.

Сейчас уже раскопаны три кургана около села Примаки и хутора Осечки. Одна насыпь оказалась пустой и не содержала погребений. Подобная практика насыпать курган в память о сородиче, который умер или погиб на чужбине, и тело его нельзя было по какой-то причине привезти домой для захоронения. Такие символические могилы назывались кенотафы и встречаются у многих древних народов Евразии и Африки.

Второй курган был небольшим естественным холмом, в котором более 2000 лет назад похоронили степного воина-сармата, которому было 35-40 лет. От его погребального инвентаря сохранилась только часть лепного горшка и обломок железной стрелы, а в одной из нор животного-землероя обнаружили несколько кусочков мела и обломки бронзового зеркала.

Зато раскопанный курган «Примаки-3», при своей скромной высоте всего несколько десятков сантиментов, содержал одиннадцать погребений. Большинство из них относятся к среднему бронзовому веку, к так называемой катакомбной культуре. Племена этой археологической культуры или, как ее принято называть учеными, культурно-исторической общности, в XXV-XX вв. до н.э. обитали на широкой территории лесостепи и степи от Урала и Северного Кавказа до нижнего Дуная.

Как и их предшественники, катакомбники занимались преимущественно кочевым скотоводством, но в лесных районах они могли сочетать перекочевки с содержанием скота в стойлах. В этом случае они отдавали предпочтение лошадям, коровам и свиньям. Кроме скота катакомбники для пищи охотились, собирали дикорастущие злаки, возможно, даже пытались делать первые попытки самим выращивать зерно. Человек в это время умел выплавлять бронзу, обрабатывать дерево, кость и кожу, делать керамические сосуды, ткать ткани.

Образ жизни кочевых народов стимулировал появление у них различных нововведений: выведены новые породы скота, который был хорошо приспособлен к условиям кочевой жизни, совершенствовались и появлялись новые виды домашней утвари, упряжи, вооружения, одежды. Большим достижением стало широкое использование транспортных средств ‑ четырехколесные повозки.

Особенность захоронений дала название группе этих племен ‑ своих умерших сородичей они помещали в Т-образных ямах-катакомбах. Могила состояла из входной ямы и выкопанной в одной из ее стенок погребальной округлой камеры. Над ямой насыпался курган, но чаще могила устраивалась в уже существующих более древних насыпях или естественных возвышениях.

Тело человека укладывалось на бок, обычно на правый, с согнутыми коленями. Такое положение называется «поза спящего». Именно так были совершены почти все погребения в раскопанном кургане у села Примаки. Обычно в могилу помещался погребальный инвентарь, он мог быть самым разнообразным: пища, орудия труда, предметы утвари, например, посуда, украшения, оружие. Но это было не обязательным явлением, а отсутствие вещей в погребении не означает бедность умершего. 4-5 тысяч лет назад понятие богатство, видимо, существенно отличалось от современных представлений. Мы мало знаем о мировоззрении людей далекого прошлого, поэтому не всегда наши предположения, с позиции современного человека, могут быть справедливыми.

В кургане «Примаки-3» набор вещей в погребениях был минимален, даже в центральном, т.е. основном, оказался только один керамический горшок с веревочным орнаментом и каменный терочник (орудие для растирания или толчения зерен, либо каких-то веществ). Но для этого человека был насыпан курган, который стал позднее местом дополнительных погребений. Значит это был уважаемый член племени, может быть даже старейшина или вождь, но их образ жизни, скорее всего, не требовал богатых даров умершему.

В одном из погребений остались следы плетенной подстилки, на которую положили умершего, в другом ‑ следы истлевшей ткани, возможно, войлока. А похороненный младенец был посыпан охрой, минеральной краской темно-красного цвета, символизирующей кровь, а значит ‑ жизнь. Для археологов важна каждая деталь, будь то форма могильной ямы, ее глубина, поза умершего, остатки его скелета. Все это дает определенную информацию для реконструкции событий и образа жизни далеких предков, возможность получить сведения о народах, населявших эти земли несколько тысячелетий назад и не оставивший после себя почти никаких следов.

В ранней истории Евразии до сих пор много белых пятен, которые еще предстоит изучить. Например, существует гипотеза, что люди катакомбной культуры были носителями индоарийского языка, соответственно, могли являться предками индо-ариев, которые позднее мигрируют в Индию и другие районы Азии.

Исследование кургана у с. Примаки закончены. Только одно из погребений оказалось поздним, III в. до н.э. Здесь был похоронен представитель местного племени меотов, которые занимали эти земли в I тысячелетии до нашей эры. Это уже совсем другая культура, другие традиции, другая история.

Раскопки под Краснодаром продолжаются, и археологи приступили к работам на самом большом кургане, высотой около 7 метров и диаметром 135 м в курганной группе «Новотитаторская-14». Начало его раскопок уже выявило несколько погребений разных культур, что же будет в центральном погребении, можно пока только догадываться.

Остатки дома с лежанками-суфами

Раскопки в селе Селитренное (Сарай-Бату)

В 2019-2020 гг. археологическая экспедиция АНО «Научно-исследовательский центр по сохранению культурного наследия» (г. Саратов) под руководством кандидата исторических наук Е.М. Пигарева в целях обеспечения сохранности объекта археологического наследия «Селитренное. Городище «Сарай-Бату» провела спасательные археологические исследования в зоне проведения строительно-монтажных работ по газификации в Астраханской области.

Село Селитренное известно тем, что здесь находятся остатки очень крупного города Золотой Орды, одной из ее столиц. Предполагается, что это был Сарай-Бату, главный город или ставка хана Батыя, после его возвращения из похода на юго-западную Русь и Европу в 1240-1241 гг. В период Золотой Орды столица государства несколько раз меняла свое месторасположение и название, поэтому среди ученых нет единого мнения, как точно назывался город на месте современного села.

Археологические исследования Селитренного городища началось почти 100 лет назад, позднее раскопки памятника неоднократно возобновлялись. Современное село занимает значительную часть археологического памятника и раскопки внутри жилой застройки проводить очень сложно, поэтому эта территория оставалась практически не изученной археологами.

Из-за этого остается неизвестной планировка этой части средневекового города. Здесь могли находится самые ранние слои древнего поселения, которые могли бы ответить на вопрос, когда и кем был основан этот город.

Намеченные строительные работы на территории села дали возможность провести охранно-спасательные археологические раскопки на неисследованных еще учеными участках городища, которым могло угрожать разрушение. В 2019-2020 гг. было заложено и исследовано 407 шурфов и 12 раскопов, общей площадью 2276 м2.

Полученные результаты восполняют научный пробел и уточняют ситуацию с развитием городской застройки в XIII–XIV веках. Был сделан ряд важных находок, подтверждающих, что это был крупный торгово-ремесленный богатый город, довольно благоустроенный (с водопроводом), имевший связи со многими странами, например, Хорезмом, Китаем, Ширваном, территорией Крыма и т.д.

В археологических шурфах и раскопах были обнаружены остатки жилых и хозяйственных конструкций из сырцового и обожженного кирпича, хозяйственные ямы, погребения относящихся к золотоордынскому времени.

Самыми интересными находками были, например, печь для выжига древесного угля. В Нижнем Поволжье такие печи еще не встречались археологам. В другом раскопе были найдены остатки многокомнатного дома с суфами и канами, т.е. специальными возвышениями-лежанками с системой их подогрева горячим воздухом. В соседней комнате оказалась печь, связанная с канами суфы, и небольшой тандыр для приготовления пищи.

Ученые собрали внушительную коллекцию фрагментов керамических сосудов как местных мастеров-гончаров, так и импортного производства (Хорезм, Юго-Восточный Крым, Иран, Италия). А коллекция монет, обнаруженных в ходе исследований, уверенно датирует этот участок золотоордынской столицы 1330-1350-ми годами.

Таким образом, археологи смогли установить, что под современной жилой застройкой села Селитренное находятся участки с сохранившимся культурным слоем, в котором содержатся как отдельные предметы, так и остатки архитектурных сооружений эпохи Золотой Орды. Вместе с тем, никаких ранних слоев XIII в. не обнаружено, как нет и находок XVI в. Весь керамический и нумизматический материал относится к XIV веку.

Все это дает основание говорить, что золотоордынский город на месте села Селитренное основан не раньше XIV века, то есть он, скорее всего, не мог быть самой первой столицей нового государства, созданного ханом Батыем. После XV в. жизнь в городе постепенно угасает и его покидают последние жители.

Материалы из раскопок Сарай-Бату, проведенных экспедицией АНО НИЦ раскопок, предсказуемо оживят научные споры, связанные с местом нахождения первой столицы Золотой Орды, а также с названием городища на территории села Селитренное.

В Краснодаре археологи нашли уникальные экспонаты на территории будущего сквера

Комплексные раскопки проводили на углу улиц Седина и Постовой.

Археологи обнаружили здесь фундаменты жилых домов конца XIX — начала XX вв. и меотские захоронения, которым больше двух тысяч лет. Участок археологических работ, на котором в дальнейшем планируют благоустроить зеленую зону, посетил мэр краевого центра Евгений Первышов.

Научно-исследовательские археологические работы на пересечении улиц Седина и Постовой стартовали 20 апреля и продолжались около трех недель.

— Было известно, что на этой территории находится меотский могильник, рядом было расположено городище. После раскопок территория, на которой долгое время был пустырь, готова к благоустройству. Теперь будем обсуждать вместе с жителями, как обустроить эту зелёную зону. Возможно, найденные вещи дадут интересные идеи для будущего облика сквера, — отметил Евгений Первышов.

Об итогах археологической работы рассказал начальник экспедиции — старший научный сотрудник Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника имени Фелицына Николай Шевченко.

По его словам, археологам удалось восстановить картину исторических изменений, происходивших на берегах Кубани в течение последних 2,5 тысячи лет.

Николай Шевченко уточнил, что все археологические находки предстоит описать и отреставрировать, после чего их можно будет передать музею-заповеднику имени Фелицына.

— Подобное археологическое исследование городского слоя в Краснодаре мы провели впервые за более чем 200-летнюю историю города. Была исследована очень значимая территория, прилегающая к Екатеринодарской крепости. Выяснилось, что в течение XIX века здесь не было жилой застройки — она появилась лишь к концу столетия. Это вызвано тем, что здесь была эспланада — пространство, которое должно было простреливаться картечью со стен крепости, — отметил Николай Шевченко.

Среди особо редких находок — полностью сохранившийся септик Екатеринодара начала XX века с системой колодцев и переливов. Также нашли гераклейскую амфору IV в. до н. э., клад серебряных монет времен революции 1917 г., екатеринодарскую керамику, пуговицу от английского военного мундира и редкий шпилечный револьвер французской системы Лефоше (первый серийный револьвер в мире, который был принят на вооружение регулярной армии).

Также в ходе раскопок обнаружили фундаменты двух жилых домов конца XIX — начала XX веков и кирпичи с клеймами екатеринодарских кирпичных заводов, сообщает пресс-служба администрации Краснодара.

Спасательные археологические раскопки экспедиции АНО «НИЦ» под руководством Н.Ф. Шевченко (Краснодар), которые проводились в апреле-мае в центре города Краснодар, завершены. Археологи исследовали остатки построек конца XIX – начала XX века, под которыми находился меотский могильник античного времени.

Работы на месте будущего сквера с фонтаном у перекрестка улиц Седина и Постовой привлекали внимание горожан, средств массовой информации и городской администрации. Раскопки освещены в телесюжетах и прессе, в которых начальник экспедиции рассказал о результатах исследования и показал обнаруженные находки.

Ссылка на публикацию: от 21 мая 2020 «В Краснодаре археологи нашли уникальные экспонаты на территории будущего сквера». Оригинал материала: Кубанские новости. https://kubnews.ru/