Курган с каменным склепом из окрестностей Анапы

В мае-июне 2021 г. отряд ООО «ЦРСП-ЮГ» под руководством А.Г. Шереметьева провел археологические охранно-спасательные научно-исследовательские работы на кургане в окрестностях города-курорта Анапа. Археологический памятник располагался на окраине хутора Красный Курган, и много лет подвергался распашке, поэтому сохранился на высоту всего 45 см, при диаметре – 42 м.
В процессе проведения раскопок было установлено, что курган представлял собой целый погребально-сакральный комплекс. Под насыпью в центре находился каменный склеп, вокруг которого располагались несколько погребений, кострища, а также скопление керамики и каменный жертвенник-эсхара.

Жертвенник-эсхара

Хотя на поверхности курганной насыпи не выявлено видимых следов грабительских раскопок, состояние склепа и погребений говорит о том, что курган был разграблен и разрушен еще в древности. Причем курган был потревожен неоднократно, о чем свидетельствуют находки разного времени в погребальной камере.
Остатки каменного склепа располагались на материковом слое, без заглубления. Само сооружение имело прямоугольную в плане форму, и было ориентировано длинной осью по линии ЗСЗ-ВЮВ. Общая длина объекта с учетом разброса камней от обрушенных стен составляла 8,5 м и ширина до 2 м. Склеп состоял из двух помещений: восточного и западного. Вероятно, западное помещение, сложенное из дикого неотесанного песчаника и ограниченное с запада грубой каменной вымосткой, являлось коридором, ведущим в погребальную камеру ‑ дромос. В этой части склепа человеческих останков и каких-либо находок обнаружено не было.

Чернолаковые чаши

Восточное помещение ‑ погребальная камера – было сложено из крупных тесаных блоков, от которых сохранился только нижний ряд. Восточная часть камеры была разрушена, а в стороне от нее, среди навала необработанных камней, были обнаружены человеческие останки, принадлежавшие 2-м индивидам: 2 черепа и некоторые мелкие кости. Очевидно, кости были выброшены из склепа.
В насыпи кургана были выявлено два кострища, в наиболее большом из которых, кроме углей, была обнаружена зеленая крошка окислов бронзы, а в центре кострища находился развал из нескольких чернолаковых сосудов, в том числе ‑ расписная пелика.

Чернолаковая пелика с изображением амазономахии

Рядом с курганом было исследовано 2 ямы, одна из которых в виде широкого неглубокого рва. Скорее всего, это ямы были хозяйственного назначения и не имели отношение к погребальному сооружению. Артефакты из второй ямы позволяют датировать время их сооружения III-II вв. до н.э.
Одной из примечательных находок стал каменный алтарь. Эта небольшая квадратная каменная плита со сквозным квадратным отверстием в центре, с каменной пробкой для него, является жертвенником (эсхарой). Эти жертвенники связаны с погребальными церемониями и их назначение – возлияние жидкостей подземным богам.
Присутствие жертвенника при погребениях или на тризнах свидетельствует об их связи с культами хтонических божеств и героизацией умершего. Через отверстие в плите происходило общение с миром подземных божеств. Часто на эсхарах краской делались изображения предметов, связанных с загробной символикой.
Религия боспорских греков предусматривала наличие у многих божеств олимпийского пантеона различных ипостасей, связанных с подземным миром. Поэтому возлияния могли совершаться в адрес многих богов, например, Коры-Персефоны, Зевса, Посейдона, Диониса, Геракла. В зависимости от божества, которому предназначалось жертвоприношение, они могли быть кровавыми или бескровными. Кровь приносимых в жертву животных или бескровные жидкости через отверстие в жертвеннике стекали в специальное углубление под основанием алтаря – ботрос.

Фрагменты чернолаковых сосудов

Площадки для ритуального огня располагались рядом с эсхарой и были элементом погребального обряда. Так как погребальное сооружение и курганная насыпь были серьезно повреждены, определить место проведения погребальных ритуалов жертвоприношения и тризны можно только приблизительно. Скорее всего, обрядовые действия и поминальная тризна были совершены в южной части будущего кургана, вблизи его центра. Здесь были обнаружены остатки большого кострища, содержащего фрагменты сосудов. На незначительном расстоянии от него располагался жертвенник-эсхара и большое скопление разбитых сосудов. Примечательно, что почти все указанные объекты находились на незначительной глубине от современной поверхности земли, что может говорить о том, что отправление обряда могло быть произведено на полунасыпанном курганном холме.

Фрагменты амфор разного времени

В нашем случае жертвенник, скорее всего, связан с традицией героизации умершего, поэтому жертвы были бескровными: мед, молоко, вино, масло, вода. Обычно для ритуала возлияния жидкости смешивались в определенных сосудах, а после совершения жертвоприношения эта и другая посуда, использованная в тризне, разбивалась здесь же. Не исключено, что и эсхара тоже не использовалась вторично, а помещалась в могилу или насыпь над ней после окончания погребальных пиршеств и иных ритуалов, но до засыпки погребения. Расположенное по соседству кострище также использовалось для жертвоприношений во время погребального обряда.
Исходя из вышеперечисленного, можно допустить, что склеп под курганом у хутора Красный Курган предназначался какому-то заслуженному гражданину, которого соотечественники проводили в последний путь по обряду древнегреческих погребений типа героона.

Горло херсонесской амфоры с дипинти

Конференция «Боспорские чтения» в Керчи

23-27 мая 2022 г. в г. Керчи состоялась Международная археологическая научная конференции «XXIII Боспорские чтения. Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Сакральное и материальное». Это традиционный научный форум, посвященный вопросам изучения древней истории и археологии Крымского полуострова и побережья Северного Кавказа.
Организаторами конференции выступили Благотворительный Фонд «Деметра» (г. Керчь), Институт археологии Крыма РАН, Научно-исследовательский центр истории и археологии Крыма КФУ им. В.И. Вернадского (г. Симферополь). Всего конференции приняли участие порядка 50 ученых из научных, университетских и музейных центров Крыма, Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, Тулы, Перми, Ростова-на-Дону, Азова и других городов России и Европы (Париж).
В работе конференции принял участие начальник отдела историко-архивных исследований, к.и.н. А.Г. Шереметьев, выступивший с докладом «Сакральное и материальное в погребении воинской элиты у станицы Динская (Краснодарский край)».
Выступление было посвящено находкам, сделанным в полевом сезоне 2021 г. в Краснодарском крае, когда при раскопках курганного могильника «Динская 29», среди множества погребений было исследовано богатое захоронение знатного сарматского воина. По совокупности обнаруженного в могиле заупокойного инвентаря погребение датируется второй половиной II в. до н.э.
Ряд предметов из погребения, в том числе элементы парадного вооружения – украшенные золотыми деталями меч и колчан – являются инсигниями, указывающими на особый социальный статус погребенного.

Научный симпозиум «Изделия из камня и кости в культурах неолита». 16-18 мая 2022 г., Санкт-Петербург

Институт истории материальной культуры Российской Академии наук совместно с Самарским государственным социально-педагогическим университетом провел 16-18 мая 2022 года в Санкт-Петербурге научный симпозиум «Изделия из камня и кости в культурах неолита».
В работе симпозиума принял участие научный сотрудник АНО «НИЦ», доктор исторических наук А.И. Юдин, выступивший с докладом «Костяная индустрия Нижнего Поволжья как один из культурных индикаторов».

Орнамент на костяной пластине из Варфаломеевки

Выступление А.И. Юдина было посвящено коллекции костяных предметов различного назначения из раскопок Варфоломеевской стоянки в Саратовском Заволжье. Докладчик рассмотрел ряд оригинальных категорий изделий костяной индустрии стоянки. Представительная подборка тупиков из лопаток крупных животных, костяные орудия и украшения со специфическим геометрическим орнаментом, изображения пиктографического характера на изделиях из кости, сочетание антропоморфной и зооморфной пластики, наличие серии зубов лошади с насечками выделяют Варфоломеевскую стоянку среди степных неолитических памятников Восточной Европы.

Орнамент на костяной пластине из Турции

Одним из уникальных индикаторов орловской культуры является меандровый орнамент на предметах из кости, истоки которого прослеживаются в регионах первичной неолитизации в Передней Азии. Орудия и изделия из кости Варфоломеевской стоянки, наряду с керамикой и каменным технокомплексом, являются культурными маркерами орловского неолитического населения Нижнего Поволжья.

Погребение кочевника в Динском районе Краснодарского края

Объединенный археологический отряд ЭТП и ООО «ЦРСП» под руководством В.А. Волкова в полевом сезоне 2020г. проводил археологические разведки в Краснодарском крае. В ходе обследования территории в Динском районе отрядом было выявлено одиночное грунтовое погребение около станицы Новотитаровская.
В этом районе проводились работы по разминированию территории в местах бывших боевых действий, через которые должен быть построен участок автомобильной дороги М-4 «Дон». Саперы на правом берегу реки Понура обнаружили костные останки и части металлической уздечки, о чем было сообщено археологам. На месте находки саперов было выявлено и исследовано погребение средневекового кочевника.
Погребенный был воином, и в могилу ему положили саблю, стремя и удила. По находкам удалось определить время захоронения ‑ вторая половина XIII – начало XIV в.

Сабля из погребения у Новотитаровской

Сабля из погребения на первый взгляд больше напоминала прямой однолезвенный меч-палаш, которые были распространены в Средневековье на территории Северного Кавказа, Южной России и в Поволжье. Однако тщательное изучение находки позволило определить, что это не меч, а длинная сабля с небольшим изгибом лезвия. Такие сабли использовались кочевниками на протяжении нескольких столетий, и в ХІІІ в. были широко распространены от Кавказа до южных рубежей Руси. Хотя по традиционным представлениям в отечественной науке об эволюции клинкового оружия в Средние века считалось, что чем древнее сабля, тем меньше она изогнута. Но современные исследования показывают, что длинный слабоизогнутый клинок нередко встречается в погребениях значительно более позднего времени, вплоть до XVI века.

Удила

Элемент конской узды – удила – относились к распространенному типу, хорошо известному археологам, и бытовавшие с X по XIV вв. Особенность удил из погребений у Новотитаровской – достаточно крупный размер колец, которые использовались для слабоуздых, т.е. слишком чувствительных лошадей.
Одиночное стремя, положенное в могилу кочевника, относится к типу, который нередко встречается в средневековых погребениях Причерноморья и датируются исследователями XIII-XIV вв.
Особенности обряда и комплекса инвентаря погребения у ст. Новотитаровской таковы: из оружия присутствует только сабля, положенная поверх правой руки; вместо захоронения коня или его чучела ‑ стремя и удила в ногах покойного; воин лежал на спине, с вытянутыми руками вдоль туловища без гроба, головой на северо-восток. К сожалению, череп был раздавлен, что не позволило антропологу, исследовавшему скелет, дать характеристику расового типа индивида.
Изучение скелета погребенного определило, что погребенный был мужчиной в возрасте 30-40 лет с сильно развитом мышечным рельефом, особенно в области дельтовидной бугристости. Воин был достаточно высокого для средневековья роста ‑ около 170 см и был левшой.

Железное стремя из погребения

Полученная при изучении погребения информация позволяет провести сопоставления и сделать выводы.
Нет никаких сомнений, что это всадническое погребение золотоордынского времени, но довольно редкого типа: только сабля, без других предметов вооружения. Отсутствие в погребении туши или шкуры коня не может указывать на низкий социальный статус или уровень прижизненного материального достатка погребенного. Сабля всегда оставалась у кочевых народов достаточно дорогим и престижным предметов вооружения.
Поэтому воина из погребения у Новотитаровской можно отнести к категории легкой конницы, вооруженной только саблями, причем такая военная организация была характерна для половцев до их включения в состав войска Золотой Орды. Но подобный комплекс погребального инвентаря не может быть доказательством идентификации погребения с каким-либо историческим народом, а только свидетельствует о его социальном статусе.
Подобное положение сабли на правой руке умершего встречается и в монгольских, и в половецких погребениях этого времени, как и близкие титаровской находке сабли, удила и стремена. Положение покойного в могиле головой на северо-восток также не может стать основанием для его этнического определения: такое положение тела известно как для могольских, так и для половецких погребений.
Следует понимать, что практически все средневековые кочевые народы были полиэтничны, с большим количеством вариантов погребальных традиций и приемов, а оружие являлось не просто утилитарным предметом, оно часто выполняло многообразные сакральные функции, например, магические или сословно-символические.
Подводя итог, можно говорить о том, что во второй половине XIII – начале XIV в. на Северном Кавказе после нашествия нашествием монгольских племен происходят многогранные культурные взаимовлияния, распространение новых традиций, в том числе и погребальных. Появление нового мировоззрения и идеологии в возникшем государстве Золотая Орда, влияния которого постепенно проникает в культуру покоренных монголами народов, в том числе половцев, которые представляли собой конгломерат племен, включавший остатки печенежского, гузского, болгарского и аланского населения региона, делают практически невозможным точное определение этнической принадлежности подобных погребений. Можно только утверждать, что это захоронение половецкого или монгольского воина-всадника золотоордынского времени.

Египетская пронизь-амулет из Краснодарского края

В 2021г. экспедицией ООО «Центр реставрации и сохранения памятников» под руководством А.Г. Шереметьева был раскопан курганный могильник «Динская 29». Среди обнаруженных почти двухсот погребений разных эпох было исследовано сарматское детское погребение, в котором был только развалившийся лепной сосуд и возле головы лежала маленькая пронизь-амулет из египетского фаянса, изображающая лежащего льва.
Египетский фаянс ‑ это искусственный материал, первоначально изобретенный в Междуречье, но достигший расцвета и широкого признания в Древнем Египте около 5 тыс. назад. Материал существенно отличается от современного фаянса, в составе которого есть глина. Египтяне использовали другую технологию и рецептуру. Условно египетский фаянс можно назвать разновидностью стеклокерамики.
Для изготовления фаянса использовался толченый кварц, в который добавляли соду и поваренную соль. Полученная масса формовалась, покрывалась глазурью и обжигалась. Получался очень прочный твердый материал, а цветная глазурь придавала ему декоративные свойства. Глазурь также изготавливалась из порошкообразного кварца в смеси с древесной золой и содой. После обжига получалось блестящее стекловидное покрытие.
В качестве красителя использовался малахит, а наиболее популярным цветом глазури был синий, голубой или зеленый, подражающий окраске драгоценных камней.
Чаще всего из фаянса изготавливали небольшие предметы: бусы, бисер, подвески, амулеты, маленькие статуэтки. Именно такие изделия пользовались спросом во всем Древнем мире, и Египет был основным поставщиком фаянса до III в. н.э., в том числе и в Северное Причерноморье. Главным центром производства фаянсовых изделий был египетский город Навкратис. В Черноморский регион эти предметы попадали при посредстве милетской торговли, связывавшей Египет с Грецией, а другим посредником был остров Родос.
Особенности распространения украшений из египетского фаянса среди оседлого и кочевого населения Юга России и Украины позволяет некоторым исследователям предположить, что, возможно, в первые века нашей эры такие амулеты и бусы изготавливали на берегах Черного моря.
Наиболее массовое распространение изделий из египетского фаянса происходит в I-II в. н.э. В это время они встречаются на обширных территориях от р. Дунай до Урала. Основными потребителями были негреческие народы этого региона: поздние скифы, сарматы, меоты. Особенная концентрация таких находок отмечается в Крыму, Прикубанье и на Нижнем Дону. Это можно объяснить тем, что большие греческие города Причерноморья, граничащие с варварскими территориями, были крупными торговыми узлами: Херсонес (Севастополь), Пантикапей (Керчь), Фанагория (п. Сенной, Краснодарский край), Горгиппия (Анапа) и Танаис (хут. Недвиговка, Ростовская область).
Очень востребованными у варварских народов были фигурные украшения из фаянса, которые исполняли роль амулетов-оберегов. Обычно это подвески в виде жука-скарабея, лежащего льва, кукиша и другие. Интересно, что такие подвески изображают преимущественно египетские религиозные символы, например, статуэтки богов Беса и Гарпократа, сфинкса, скарабеи, лягушки, виноградные грозди (как символ женского начала), алтари и тому подобное.
Древнеегипетские культы в эпоху эллинизма широко проникали в среду греческой религии, сливаясь с ее богами, они порождали смешанные синкретические культы. А уже через греческий мир эти верования проникали в мировоззрение и идеологию соседних варварских народов, отражаясь в сюжетах местных амулетов. Незнакомые с мифологией и религией Египта, кочевники также дополняли такие изображения каким-то понятным для себя смыслом и новым идеологическим содержанием.
В нашем случае амулет изображает лежащего на подставке льва. Можно сказать, что это наиболее понятный символ для многих древних народов: лев символизировал силу, власть и царский статус. Скифы и сарматы льва тоже воспринимали как священного животного, а его изображения, по их мнению, обладали защитными свойствами. Таким образом, основной функцией этого амулета была охрана покоя погребенного, т.е. это апотропей, оберегающий от опасностей потустороннего мира.
Больше всего амулетов-оберегов с изображением льва обнаружено в детских погребениях, но встречаются они и в могилах взрослых людей, преимущественно женщин. Частые находки амулетов из египетского фаянса в могилах детей могут свидетельствовать о стремлении обеспечить умершим благополучный переход в иной мир, так как подобные предметы осуществляли связь между мирами, между небом и землей. Вероятно, задачей амулетов была оберегать детей, как в земной, так и в загробной жизни.
Обычно фигурки из египетского фаянса были частью небольших ожерелий из бус и подвесок, или они находились в поясном мешочке. А в случае смерти ребенка амулет сопровождал его в другой мир, как это и было сделано в кургане у станицы Динская. Маленький амулет, сделанный безымянным мастером в далеком египетском городе Навкратис и проделавший длинный путь к северному побережью Черного моря, оказался в итоге в кубанской земле вместе с его маленьким хозяином.

Кочевники-земледельцы средневековья в низовьях Кубани

В августе-октябре 2021г. археологический отряд ОАО «НИПИИ ЭТ «ЭНЕРГОТРАНСПРОЕКТ» и ООО «ЦРСП-ЮГ» под руководством А.И. Юдина провел охранно-спасательные научно-исследовательские работы на двух памятниках археологии «Поселение Красный лес 1» и «Поселение Красный лес 2» в Красноармейском районе Краснодарского края. Через этот район должна пройти автомобильная дорога А-289 Краснодар – Славянск-на-Кубани – Темрюк – автомобильная дорога А-290 Новороссийск-Керчь.
Поселения расположены на Правобережье реки Кубань, на правом берегу р. Ангелинский Ерик, в рисовых чеках. Особенность состояния памятников в том, что на этих территориях неоднократно проводились большие земляные работы, связанные с устройством и использованием полей для возделывания риса и строительством оросительной системы во второй половине XX в.


Значительные участки культурного слоя оказались переотложены и перемешаны, что привело к нарушению естественного расположения археологического материала и трудностям с его определением.
Находки, обнаруженные в слое обоих памятников, практически идентичные, позволяют предварительно очертить период их существования эпохой средневековья (X-XIV вв. н.э.). На стадии историко-архивного исследования предполагалось, что здесь обитало кочевое население и памятники представляли собой зимовья или сезонные стоянки. Однако полученная в процессе археологических раскопок информация противоречит предварительным сведениям.
Стационарных жилищ или других долговременных построек выявлено не было. Это может быть связано с тем, что изучению подверглась только часть поселений, попадающая в зону строительства. Кроме этого, из истории Прикубанья известно, что у многих народов, обитавших в данном регионе в предшествующие эпохи, жилища строились из недолговечных материалов и их остатки обнаруживаются редко. Доказательством постоянного поселения могут служить хозяйственные ямы, дренажные системы и колодцы, а также некоторые категории находок, не характерные для подвижного образа жизни, т.е. кочевников-скотоводов.
На обоих памятниках были обнаружены хозяйственные ямы, которые чаще всего использовались в стационарных поселениях для хранения продуктов, в частности запасов зерна. При раскопках «Красный лес 1» и «Красный лес 2» также было обнаружено 2 колодца.
Среди находок из слоя поселений оказалось значительное количество орудий труда, характерных для земледельцев: серпы, зернотерки и жернова для перемола зерна. Вместе с этим определенное количество находок оказалось связанным с ремесленным производством: многочисленные пряслица, свинцовое грузило, шилья, наперсток, точила и терочники, орудия для обработки дерева и т.д. Среди костей животных, обнаруженных в процессе исследования культурного слоя, преобладают кухонные остатки коровы и лошади.
Исходя из полученной информации, можно попробовать реконструировать происхождение и быт поселений у Красного леса.


История этих мест была очень насыщена событиями. После гибели Боспорского царства в низовьях Кубани неоднократно сменялись кочевые народы: гунны, болгары, хазары. Затем Хазарский каганат был разгромлен русскими дружинами Святослава, и на Тамани появилось Тмутараканское княжество. Позже этими землями заинтересовалась Византийская империя и генуэзские купцы. Прилегающие степи занимали новые кочевые народы: гузы, или торки, печенеги, половцы (кыпчаки). В 1222г. по этому краю прокатились отряды Джебе и Судбея, полководцев Чингисхана, а уже в 40-ч гг. XIII в. северно-кавказские степи вошли в состав Золотой Орды. В 1395г. степи по кубанскому Правобережью со своими войсками прошел Тимур.
Соответственно обитателями поселений «Красный лес» могли быть потомки любого кочевого народа, вытесненные из степной зоны в болотистые равнины Прикубанья. Навыки земледелия бывшие кочевники могли заимствовать, например, от аланов или касогов-адыгов, которые также могли проникать в исследуемый район в поисках нового места обитания.
В этих местах плодородные почвы и благоприятный климат, изобилие воды и относительная близость торговых прибрежных поселений (русских, византийских, генуэзских, а позже ‑ золотоордынских) вкупе с удаленностью от основных путей степных миграций позволяли обеспечить всем необходимым довольно многочисленное население.
Использование комплексного хозяйства, сочетающего стойловое или отгонное скотоводство с земледелием, а также ремеслом и промыслами, например, рыболовством, позволяло обитателям поселения получать излишки продукции и обменивать ее на ремесленные изделия, в том числе привозные, например, бронзовые зеркала или импортную керамику.
Судя по находкам, обитатели поселений пользовались керамикой, изготовленной на гончарном круге, в основном тарной и, в меньшей степени, столовой и кухонной посудой. Лепная керамика встречается редко, что может свидетельствовать об определенном достатке местных жителей. Об этом же говорят находки фрагментов привозных, в том числе византийских, красноглиняных амфор с высокоподнятыми овальными в сечении ручками, красноглиняных бороздчатых амфор, красноглиняных кувшинов с овальными в сечении ручками, а также, возможно, пифосов.


С другой стороны, можно предположить определенную скромность быта местных жителей. Во время раскопок не было обнаружено ни одной монеты, что может свидетельствовать о преобладании здесь натурального обмена. Не было найдено никаких украшений или предметов роскоши, за исключением фрагментов зеркал. Зато часто встречалась керамическая посуда со следами ремонта.
Определить культурную принадлежность обитателей поселений у Красного леса затруднительно. Достаточно ограниченный керамический комплекс определяет широкий хронологический диапазон бытования поселений. В целом, обнаруженные находки укладываются в хронологический интервал X-XIII вв. н.э.
Сложная этнокультурная ситуация этого времени на правобережье Кубани и отсутствие ярких маркирующих находок не позволяют установить точную культурную принадлежность местного населения.
Вместе с тем, археологический материал свидетельствует о жизни вчерашних кочевников-скотоводов, которых вытеснили из северокавказских степей пришельцы, или они сами покинули неспокойные районы и в поисках нового пристанища поселились вблизи низовьев Кубани. На новом месте им пришлось освоить новые виды деятельности и сменить привычный образ жизни.
Раскопки поселений «Красный лес 1» и «Красный лес 2» приоткрывают лишь малую часть истории этого региона в период средневековья, когда в степях Кубани неоднократно прокатывались волны новых народов, вытеснявшие прежних обитателей из привычной среды обитания и заставлявшие их искать себе новое пристанище.

Погребения из раскопок курганной группы «Динская 29». Ч. 3: Новое и Новейшее время

Самыми поздними и многочисленными захоронениями в курганной группе «Динская 29» оказались погребениями Нового и Новейшего времени. Всего подобных погребений изучено 89. Многие погребения отличаются плохой сохранностью скелетов, особенно те, которые были совершены в верхних слоях почвы. Почти все погребения были сконцентрированы в курганах №№ 1 и 5, которые образовывали единое вытянутое обширное всхолмление среди полей. Видимо, к этому же времени стоит относить и еще 2 погребения, сохранность которых не дает возможности определить их датировку, но особенности захоронений практически идентичны остальным.

Погребение без гроба

Заселение района станицы Динская началось в конце XVIII в. Сама станица была основана в 1794 г. в числе первых куренных селений Черноморского казачьего войска на берегу Кубани. Суровая и неспокойная жизнь в новом поселении связана с освоением края, населенного горскими народами. Вскоре началась затяжная Кавказская война, в которой местные казаки принимали активное участие.
Возможно, именно на первых этапах жизни станицы курганы, расположенные недалеко от поселения, были выбраны в качестве погоста. Или здесь хоронили обитателей не существующего сейчас хутора. В любом случае, возникшая практика использовать неудобные для сельского хозяйства всхолмления в качестве кладбища продолжалась длительное время.

Медные нательные крестики

Трагические события 1918-1922 гг. ‑ Гражданская война, засуха и голод, конфликты местных жителей с новой властью – могли стать причиной захоронений не на официальном кладбище у станицы, а на отдаленном старом погосте. Еще больше жизней станичников забрали голод 1932-1933 гг. и Великая Отечественная война. Часть умерших и погибших могла также найти последний покой на старом кладбище, на древних курганах.
Четко разграничить погребения Нового и Новейшего времени практически невозможно. Большинство совершено по одинаковому обряду, без каких-либо отличий. В некоторых могилах удалось обнаружить отдельные предметы, оказавшиеся на теле покойных: пуговицы, одежные застежки, нательные кресты, монеты. В ряде случаев (около трети от общего числа) сохранились остатки деревянных гробов и кованные гвозди.

Медные пуговицы

Специфика погребальных традиций пограничных территорий Российской империи в этом районе складывалась из нескольких причин. С одной стороны, в похоронной обрядности казаков наряду с христианскими чертами сохранились элементы древних языческих представлений. С другой, соседство и даже совместное проживание с представителями других народов неизбежно приводило к взаимным заимствованиям. Можно допустить, что какая-то часть населения станицы, не христианская или даже уже крещенная, по каким-то причинам предпочла хоронить своих умерших на старом православном кладбище, на некотором отдалении от населенного пункта.

Костяная пуговица

Так или иначе, большинство погребений Нового и Новейшего времени в могильнике было совершено с учетом христианских требований: головой на запад, поза ‑ вытянуто на спине, без каких-либо посторонних предметов, нередко с использованием гробов. Детских погребений довольно немного, всего 6. Часть захоронений совершена совсем неглубоко, как будто те, кто хоронил, торопились или делали это тайком, либо просто у них не было физических сил выкопать глубокую могилу. Возможно, именно такие погребения стоит считать самыми поздними и связывать их с трагическими страницами истории Кубани 20-30 гг. ХХ века.

Одежные застежки.

Монеты

Погребения из раскопок курганной группы «Динская 29». Ч 2: ранний железный век

Среди погребений, из раскопанных насыпей курганной группы «Динская 29» в 2021 г., к эпохе раннего железного века относилось 12 захоронений. Большинство из них можно уверенно считать сарматскими, а остальные, преимущественно безынвентарные, также относятся к сарматам, либо к местному автохтонному населению района – меотским племенам.

Керамические сосуды

Сарматская археологическая культура раннего железного века занимала обширную территорию степной полосы Восточной Европы, Средней Азии, Приуралья и Северного Причерноморья. Под общим названием «сарматы» подразумевается группа кочевых ираноязычных племен, живших в VII в. до н.э. – IV в н.э. В III в. н.э. сарматское доминирование в Северном Причерноморье закончилось вследствие готской экспансии, а после нашествия гуннов во второй половине IV в. н.э. сарматская культура исчезла как единое целое. Основными занятиями были скотоводство и война. Постоянных поселений у сарматов не было, но на Кубани известны вероятные меото-сарматские городища. Культура представлена подкурганными захоронениями, нередко с разнообразным погребальным инвентарем, в том числе ‑ погребения женщин с оружием.
Меотская археологическая культура (IX до н.э. – II в. н.э.) сформировалась в конце бронзового века на основе местного населения региона. Оседлые племена меотов обитали на территории бассейна р. Кубань, в предгорьях Северо-Западного Кавказа, на Таманском полуострове и Нижнем Дону. Основа хозяйства прикубанских меотов – земледелие, скотоводство, рыболовство, ремесло и торговля. Меотская культура представлена многочисленными укрепленными городищами и курганными могильниками.
Часть погребений раннего железного века в курганах у станицы Динская была без сопровождающего умершего инвентаря, что затрудняет определение их принадлежности к той или иной археологической культуре.


К меотам можно отнести три очень близко друг к другу расположенные погребения в кургане № 3. В могилы сородичи положили керамические сосуды, кроме них в погребениях нашли круглое бронзовое зеркало, сердоликовые и стеклянные бусы и два височных кольца.
Самый разнообразный и многочисленный погребальный инвентарь оказался в сарматских захоронениях могильника «Динская 29». В каждом случае набор вещей, сопровождавший покойного в загробный мир, различен. Иногда он обилен, но без ярких и интересных находок. В других случаях ‑ один-два предмета, но заслуживающих внимания. Например, в кургане № 2 в детском погребении возле ног ребенка был развалившийся лепной сосуд, а возле головы лежал амулет, изображающий лежащего льва. Этот маленький предмет был сделан из так называемого «египетского фаянса», стекловидного материала, чаще всего бирюзового цвета. Такие изделия изготавливали в Египте, и они пользовались большим спросом у народов Северного Причерноморья в античное время.

Фаянсковая пронизь-амулет с изображением лежащего льва

В целом, керамические лепные и гончарные сосуды, украшения (бусы, бронзовые кольца от головного убора и т.д.) и остатки пищи были обнаружены почти во всех сарматских погребениях. В нескольких были найдены пряслица, остатки железных изделий, куски мела, круглые бронзовые зеркала, деталь конской упряжи. Сосуды в ногах покойного в кургане № 4, по-видимому, являлись курильницами, т.к. в них самих и вокруг них лежала мелкая галька и уголь.


Курильницы предназначались для отправления различных обрядов, в том числе погребальных, и несли культовую нагрузку. Традиция воскурений в специальных сосудах появилась еще в эпоху ранней бронзы и сохранялась у многих степных народов долгое время. Практиковали использование курильниц и сарматские, и меотские племена.
Но самым богатым и неординарным было погребение сарматского воина (около II-I до н.э.), обнаруженное в самом высоком кургане. Для погребения была вырыта глубокая прямоугольная яма, над которой были настелены деревянные плахи.

В ногах воина был положен большой бронзовый котел, под которым лежали два гончарных сосуда, бронзовое зеркало и кости животного. Рядом с котлом располагались лепной сосуд, стеклянный двуручный кубок-скифос, несколько железных предметов, бронзовое зеркало.

Часть погребения после зачистки

Возле правого бедра имелся короткий железный меч-акинак и железный крюк. Ножны меча были украшены золотыми обкладками. Вдоль левой ноги лежал чехол для лука и стрел ‑ горит с орнаментированными золотыми накладками и золотой лентой, которая, вероятно, была вплетена в шнур. В горите находились остатки стрел с крупными железными наконечниками. Возле левой руки сохранились золотые накладки на лук.


У головы покойного было обнаружено множество мелких круглых золотых нашивок, вероятно, когда-то составлявших украшение матерчатого или кожаного головного убора. Полы и отвороты верхней одежды, видимо, были обшиты тесьмой с плоской золотой проволокой.
Среди наиболее примечательных находок можно отметить стеклянный скифос, который в древности называли «кубок Геракла». Это предмет греческого происхождения и достаточно редко встречается в захоронениях кочевников. Сохранившихся целыми стеклянных скифосов в погребениях Причерноморья известны единицы.

Характер погребального инвентаря этого погребения позволяет предположить, что у станицы Динская был похоронен знатный воин, возможно, военачальник племени, но вряд ли он был племенным вождем или царем. Для погребения был использован уже существующий курган, а не сооруженный специально для похорон.

Погребения из раскопок курганной группы «Динская 29». Ч 1: эпоха бронзы

Курганная группа «Динская 29» состояла из 4 насыпей разного размера и была полностью раскопана в полевом сезоне 2021 г. экспедицией ООО «Центр реставрации и сохранения памятников» под руководством А.Г. Шереметьева. В процессе проведения охранно-спасательных археологических раскопок было установлено, что в курганной группе было не 4, а 6 курганов. В двух случаях оказалось, что каждый из курганов состоял из двух слившихся со временем насыпей. Самый большой курган имел высоту 6,5 м. Всего было исследовано 191 погребение разных эпох. Полученные материалы укладываются в три хронологических горизонта: эпоха бронзы, ранний железный век, новое и новейшее время.

Процесс раскопок самого большого кургана могильника

Значительная часть погребений курганного могильника была безынвентарной, поэтому определить историко-культурную и временную принадлежность захоронений в ряде случаев можно только по особенностям погребального обряда: положению покойного, его ориентировке и другим признакам.

Идеологические и религиозные представления у народов разных эпох в отношении погребальных традиций сильно отличаются. Например, в некоторых культурах раннего бронзового века погребальный инвентарь встречается очень редко и он достаточно беден не потому, что люди имели ограниченные ресурсы, а согласно их мировоззрению. Точно также позднее ислам и христианская религия не предполагали помещения в могилу каких-либо предметов для загробного существования.

Другие же народы бронзового и железного века стремились обеспечить умершего всеми необходимыми вещами для существования в загробном мире, причем, чем выше был материальный достаток и социальный статус покойного, тем больше погребального инвентаря помещалось ему в могилу.

Поэтому часть погребений можно уверенно отнести к эпохе бронзового века, но затруднительно определить конкретно к какой археологической культуре они относятся.

Все раскопанные курганы могильника Динская 29 были возведены в эпоху бронзового века, потом они использовались другим населением для захоронения своих сородичей. Всего в могильнике насчитывалось 88 погребений эпохи бронзы.

Самые древние погребения в курганах могильника относятся к раннему бронзовому веку и принадлежат народам трех археологических культур: майкопской, ямной и новотитаровской.

Курган 1. Погребение №2 новотитаровской культуры с повозкой

Майкопская археологическая культура была распространена на равнинах и предгорьях Северного Кавказа и Предкавказья в период с середины IV тыс. по начало III тыс. до н.э. Племена этой культуры занимались скотоводством, примитивным земледелием, собирательством, медной металлургией и торговым обменом с соседними народами. Они использовали повозки с цельнодеревянными колесами.

Ямная археологическая культура (около 3600-2300 гг. до н.э.) занимала степную зону Восточной Европы от Урала до Днестра и включала большое количество территориальных вариантов. Основу хозяйства составляли скотоводство, преимущественно кочевое. В погребальных сооружениях этой культуры встречаются остатки деревянных повозок.

Новотитаровская археологическая культура (3300-2700 гг. до н.э.) была распространена на территории Северного Кавказа, Прикубанья и Приазовья. Их основным занятием было полукочевое скотоводство, охота и, возможно, примитивное земледелие. Они вели достаточно подвижный образ жизни, постоянно перемещаясь по относительно небольшой территории в зависимости от истощения пастбищ и времени года. Границами этих кочевий были река Кубань, побережье Азовского моря и степи Прикаспия. Средством передвижением служили четырехколесные повозки.

Курган 1. Погребение №36 новотитаровской культуры с повозкой

У всех названных народов повозкам отводилась особая роль в жизни и смерти, поэтому в погребениях, особенно новотитаровской культуры, они встречаются достаточно часто. В могильнике у станицы Динская в самом большом кургане, который состоял из двух слившихся насыпей, обнаружены 4 погребения с повозками. 3 из них относятся к новотитаровской культуре, а одно предположительно к ямной.

Находки погребального инвентаря были малочисленны, чаще всего в могилах фиксировались остатки подстилки или циновки, на которую укладывалось тело умершего и охра, в виде комочков или посыпки. Было обнаружено несколько лепных керамических сосудов, костяных булавок, костяные бусы и отдельные бронзовые предметы – два шила, височные кольца и подвески.

Самый многочисленный инвентарь содержало погребение новотитаровской культуры в юго-западной части большого кургана. Вероятно, это было основное погребение, над которым был насыпан курган, чья насыпь позднее слилась с соседним, самым высоким курганом № 1.

Это было погребение со сложно устроенной двухуровневой конструкцией могилы, рядом с которой была поставлена повозка. У головы погребенного лежала молоточковидная костяная булавка с резным орнаментом, набор костяных бусин, зуб животного, серебряные и бронзовые подвески. На правой руке, у запястья, был браслет из миниатюрных бронзовых каплевидных подвесок.

Необычной находкой в этом погребении являются костяные бусы, изготовленные, возможно, из костей ископаемой рыбы. Известны примеры использования в качестве материала для изготовления амулетов, украшений и различных утилитарных предметов различных окаменелостей в каменном и бронзовом веках.

В период эпохи средней бронзы в Краснодарском крае произошла смена народов. Основным населением Приазовских степей теперь стали племена катакомбной археологической культуры и синхронные им представители северокавказской археологической культуры.

Катакомбная археологическая культура (XXV-XXI вв. до н.э.) представляла собой ряд самостоятельных, но близких по облику культур степной полосы Восточной Европы от Урала и Северного Кавказа до нижнего Дуная. Племена этой культуры занимались преимущественно кочевым скотоводством, но в лесных районах они могли сочетать перекочевки с содержанием скота в стойлах. Кроме этого они собирали дикорастущие злаки, возможно, даже предпринимались первые попытки самим выращивать зерно. Широко использовали транспортные средства ‑ четырехколесные повозки. Известны долговременные поселения.

Северокавказская археологическая культура (конец III ‑ начало II тыс. до н.э.) была распространена от Калмыкии до Таманского полуострова и делилась на несколько локальных вариантов. Основным занятием носителей этой культуры было комплексное хозяйство, сочетавшее оседлое скотоводство и земледелие.

В могильнике «Динская 29» этой культуры представлено погребениями в всех курганах, а курган № 4 был сооружен носителями северокавказской культуры. Специфика этих погребений ‑ они не содержали никакого погребального инвентаря.

Погребения нового населения (катакомбной и северокавказской археологических культур) несколько отличались от предшествующей эпохи, но сохраняли много общих черт с ними: органическая подстилка под погребенным, использование охры, малое количество погребального инвентаря. Отличия состояли в форме могильных ям, позе и ориентировке покойного, помещение в погребение частей жертвенных животных или заупокойной пищи. В одном случае вход в погребальную камеру катакомбной культуры был оформлен дугообразными прочерченными по плотному грунту линиями.

Среди наиболее интересных находок из погребений эпохи средней бронзы ‑ астрагалы, костяные булавки, миниатюрные бусины из кости, створки морских раковин, маленький керамический сосудик и изделия из бронзы: проколка, подвески и посоховидная булавка.

Несколько погребений, так называемые «пакетные», отличались специфическим оформлением захоронения: расчлененный скелет компактно уложен на дно могилы. Чем вызвана такая традиция и причины ее использования ‑ вопрос дискуссионный.

Пакетное погребение

Этап позднего бронзового века в могильнике «Динская 29» представлен погребениями срубной археологической культурой (XIX-XIV вв. до н.э.). Памятники срубной культуры (поселения, грунтовые и курганные могильники) были распространены в степной зоне Восточной Европы от Урала до Днепра. Основа хозяйства ‑ стойловое и отгонное скотоводство, в отдельных случаях его дополняло примитивное земледелие. Погребальный инвентарь, за редкими исключениями, беден.

Погребение поздней бронзы. Срубная культура.

Всего в курганном могильнике у ст. Динская обнаружено 4 погребения, которые можно определить как принадлежавшие к срубной культуре. Все они были безынвентарными, но определяемые по особенностям погребального обряда.

Астрагал

Любой незначительный на первый взгляд предмет, обнаруженный во время археологических раскопок, может стать источником важной для науки информации. Кажется, какие сведения получить можно, например, из кусочка разбитого еще в древности керамического сосуда, фрагмента кости животного или остатков истлевшей ткани? Археологическая наука обращает внимание на каждую мелочь, как на потенциальный источник информации, в том числе на самые обычные, неприметные и кажется совершенно ничего незначащие находки. Но стоит подробнее изучить рядовой артефакт и открывается целый пласт человеческой истории.

Частыми находками, обнаруженными во время археологических раскопок, являются предметы из костей домашних животных. Среди изделий бытового назначения, орудий труда, украшений и оружия нередко встречаются астрагалы – надпяточные (таранные) кости мелкого и крупного рогатого скота. Практика использования астрагалов в различных целях появилась в глубокой древности и дожила до ХХ в., а где-то существует и сейчас.

Астрагалы

Астрагалы встречаются практически во всех археологических культурах бронзового и железного века, в античном мире, средневековье и применяются до сих пор. Например, в России в бабки играли дети до 50-60 гг. ХХ в.

Впервые фиксируются практики использования астрагалов в период неолита, а широкое применение таранных костей начинается позже, в бронзовом веке, что, вероятно, было связано с развитием скотоводства и связанных с ним традиций. Стандартная форма астрагалов привлекла внимание человека в древности. В чем-то астрагал похож на маленькую фигурку барана, может быть, поэтому он стал ассоциироваться с этими домашними животными и постепенно превратился в его олицетворение, символ. Однако использовались астрагалы не только мелкого рогатого скота ‑ овец и коз, но и коров, свиней, а также кости диких животных – косуль, кабанов, сайги и других.

Астрагалы из раскопок в Саратовской области

Чаще всего астрагалы использовались для детских игр (бабки или альчики), но это только один, самый очевидный, способ их применения. Бараньи или коровьи суставы, оставшиеся после варки мяса, служили не только детскими игрушками, но были средством для гадания, магическими оберегами, украшениями и обладали, по мнению древнего человека, множеством других полезных свойств. Также астрагалы стали предшественниками современной игры в кости.

Стоит отметить, что многие, как кажется на первый взгляд, детские забавы имели прикладное значение – формирование и развитие умений и навыков, необходимых человеку для взрослой жизни. Причем, игры часто имели и ритуальное значение, например, приумножение удачи или благосклонности богов, а также своеобразными возрастными маркерами. Например, период взросления подростка и переход его в категорию взрослого человека сопровождался определенными ритуальными действиями, обличенных в форму особых игр, в том числе и в альчики. Не случайно именно в захоронениях подростков бронзового века археологи обнаружили самые большие наборы астрагалов – до 100-150 экземпляров.

Астрагалы в погребении

И игровые, и ритуальные астрагалы могли подвергаться дополнительной обработке, но разного назначения. Альчики для игры нередко подтачивались или утяжелялись, чтобы игрок мог сделать более удачный бросок. Если эта кость служила для гадания или другого сакрального действия, то на нее могли наноситься специальные отметки и знаки, просверливаться отверстия. В обоих случаях кость могла еще и окрашиваться.

Таким образом, кости (астрагалы, альчики, бабки) оказываются одной из древнейших игр и для детей, и для взрослых. Если о ранних этапах развития и распространения игры в кости можно судить только по археологическим находкам, то от эпохи Древнего Востока и античной цивилизации до нас дошли изображения людей, предающихся этой забаве. Среди играющих были люди самого разного социального статуса, а также немало женщин.

Набор игральных костей был, например, помещен в гробницу Тутанхамона. Из итальянского города Капуя происходит терракотовая статуэтка двух женщин, играющих астрагалами, которая датируется 300 г. до н.э. Известна римская скульптура III вв. н.э., изображающая молодую женщину, играющую в кости (а может быть и гадающую с их помощью).

Не менее ярка картина на фреске I в. н.э. из Геркуланума, на которой изображены пять божественных женщин из греческой мифологии, увлеченно играющие все в те же астрагалы.

Астрагалы из раскопок святилища Малая Сопка

И, наверно уже не как игру, а как символ брошенного жребия, мы можем видеть астрагалы на монете из главного города Киликии (современная Турция): богиня Афродита, бросающая кости. Отчеканена эта монета в 370 г. до н.э.

Монета с изображением Афродиты, бросающей кости

Даже греческие мыслители и ученые не остались в стороне от этого увлечения. Аристотель составил рекомендации по игре в кости, а Геродот, Платон и Софокс предлагали свои версии происхождения этой игры.

Превратившись в азартную игру, кости продолжали пользоваться популярностью во многих государствах Европы, Азии и Африки в Средние века и в Новое время. Параллельно возникали, развивались и распространялись другие игры в виде кубиков и многогранников, подобие шашек, а потом и шахматы. Но астрагалы-альчики-бабки не исчезли, оставшись одной из любимых детских игр практически до наших дней.

Набор астрагалов в могиле

Помимо сказанного, астрагалы демонстрируют связь с миром мертвых. Вариативность использования астрагалов хорошо заметна в погребениях. Их часто помещали в могилу независимо от пола и возраста, но больше всего астрагалов находят в погребениях детей и особенно подростков. Не всегда можно определить: они положены как инвентарь для игры или как обереги.

Также астрагалы в бронзовом веке могли играть роль магического предмета, маркирующего или защищающего границу между миром живых и миром мертвых. Поэтому археологи обнаруживают их на границах жилищ (у стен, углов, входов), а также в ямах и колодцах, которые, очевидно, считались каналами связи с потусторонним миром. Часто астрагалы помещали на перекрытия могил, близ могильных ям, в ровики, т.е. на границы, отделявшие живых от мертвых. Возможно, эти предметы могли использоваться для открытия канала связи с иным миром или его блокирования, а также выступать в качестве символов животных.

Астрагалы в погребении бронзового времени

Интересна особенность астрагалов, как элемента погребального инвентаря. Например, для погребений взрослых обоих полов типичным следует признать наличие 1 астрагала в могиле, а в погребениях детей и подростков часто помещали в могилу целый набор астрагалов, из нескольких десятков, а то и сотни-полутора костей. Здесь представляется, что астрагалы с древности могли восприниматься как знак особого статуса, или важный атрибут гадательной практики, либо как амулет-оберег.

Связь игры и гаданий, где результат жребия считался волеизъявлением богов, очевидна. Результат игры, например, в Древней Греции считался божественным промыслом. Костяшки стали одним из оберегов, которые должны были принести удачу его владельцу. Не зря древнегреческие мифы приписывают создание игры в астрагалы самому Зевсу, который и сам был не против в нее сыграть.

Мраморная статуя молодой девушки, играющей в кости

Как промежуточный вариант между оберегом и бытовым предметом могут выступать украшения. Известны примеры, когда каменным или костяным бусинам придается форма астрагалов. Среди находок античного времени встречаются даже стеклянные астрагалы.

Не стоит забывать, что из-за природной формы самих таранных костей животных, а также ограниченностью выбора материалов человек с древности мог использовать астрагалы для изготовления бытовых предметов утилитарного назначения. Это могли быть застежки, детали простейших музыкальных инструментов или инструменты для натягивания струн, и многое другое.

Таким многоликим предметом оказалась обычная кость, которая часто встречается среди археологических находок от эпохи меднокаменного века до позднего Средневековья.

 

*Мраморная статуя молодой девушки, играющей в кости. Британский музей, Лондон https://joyofmuseums.com/museums/united-kingdom-museums/london-museums/british-museum/the-knucklebone-player/

Фреска с изображением Латоны, Ниобы, Фебы, Гилайеры и Аглаи, бросающих кости. Неаполь// https://mannapoli.it/affreschi/#gallery-8

Монета с изображением Афродиты, бросающей кости // https://hellenismo.tumblr.com/post/107987768321/aphrodite-wearing-long-chiton-and-peplos-around

Терракотовая статуэтка с двумя женщинами, играющими в кости. Капуя // https://commons.m.wikimedia.org/wiki/File:Grup_de_terracota_de_dues_dones_jugant_a_tabes,_exposici%C3%B3_La_Bellesa_del_Cos,_MARQ.JPG